Анна Мэй Вонг. Завораживающая китаянка из старого Голливуда

Редко какой современный голливудский фильм может обойтись без утонченных азиатских красавиц. Их загадочный ореол с изысканным кокетством, уже почти век придают очарования современному кино.

Но так было не всегда, голливудские воротилы эпохи немого кино считали азиатов не совсем людьми, поэтому роли восточных красавиц исполняли загримированные белые актрисы. Пока не нашлась китаянка перед пленительной красотой, и незаурядным талантом которой не смогли устоять даже циничные голливудские продюсеры.

Девушка родилась в Лос-Анджелесе в уже укоренившейся в Америке и не бедной по меркам китайских эмигрантов семье. И раннего детства девочка была пленена, тогда еще только зарождающимся кинематографом. С одиннадцатилетнего возраста, днями напролёт она крутилась вокруг киностудий мечтая попасть внутрь.

В конечном итоге отец сумел договориться, и ее сняли в эпизоде фильма «Красный фонарь»(1919). Где главную роль исполнила звезде немого кино, русского происхождения Алла Назимова. Отец надеялся, что теперь дочь успокоится и наконец, вернётся к своим семейным обязанностям. Но девочка только утвердилась в своем желании стать звездой кино.

Некоторое время начинающая актриса продолжала участвовать в фильмах в роли статиста. Пока эпатажный режиссер Честер Мортимер Франклин не снял очень смелый новаторский фильм «Жертвы моря» (1922). Это был первый голливудский эксперимент с цветным кино, картина снята в смещении каркасного и зеленого цветов.

А так же впервые, он взял на главную роль актрису не европейской внешности, единственную на весь Голливуд китаянку Анну Вонг.

Дальше была запоминающаяся роль вероломной и прекрасной монгольской рабыни, в одном из самых масштабных и эпохальных кинополотен эпохи немого кино «Багдадский вор» (1924). Казалось теперь Голливуд, распахнул перед актрисой все двери.

Но респектабельные моралисты были обеспокоены присутствием на киноэкранах цветных актеров. Навязанный киностудиям кинематографический кодекс содержал ряд русских запретов.

Когда в Голливуде поднялась борьба за чистоту расы Вонг уехала в Европу, где в то время была очень популярна экзотика. Поначалу она стала знаменита в старом свете как танцовщица, а затем прославилась как звезда кино.

Лучшие из фильмов с участием актрисы пользовались популярностью в США, правда одну из лучших картин актрисы «Пламя любви»(1930) запретила цензура, так как наглая китаянка посмела поцеловать в кадре актера европейца. В тоже время она выступала на сценах, лучших европейских театров и ее партнером по сцене был сам Лоуренс Оливье.

Возвращение китаянки в Голливуд состоялось на пике расовой дискриминации. Блистательный и непредсказуемый Бродвей, принял ее с распростертыми объятиями. Затем австрийский режиссёр антинацистских взглядов Джозеф фон Штернберг , снял ее в одной из главных ролей культового фильма «Шанхайский экспресс».

Ее партнершей по съемкам стала Марлен Дитрих, также выступавшая против нацизма. Находясь на пике своей карьеры, Вонг совершила тур по Китаю, где ее принимали с королевскими почестями.

Как и в первую попытку, взлет карьеры наткнулся на расовую дискриминацию. Ей было запрещено играть любовные сцены с актерами другой национальности. Это обрекло актрису на второстепенные роли, или главные роли в проходных картинах.

Вонг вернулась в Европу, но киностудия «Paramount Pictures», с которой у актрисы был контракт, принудила ее вернуться. Студия эксплуатировала экзотическую красоту актрисы, не подпуская ее к большим ролям.

После нападение Японии на военно-морскую базу Пёрл-Харбор и начало войны, в США начались репрессии против проживавших стране японцев. Вонг была китаянкой, и ее историческая родина воевала с Японией уже не первый год.

Но в виду нагнетаемой в массах антиазиатской истерии студии решили не рисковать, и не задействовать актрису в своих больших проектах. Ее карьера в кино вновь потухла, и на этот раз пожизненно. Уже всеми подзабытая в 50-ые она снималась в основном в телесериалах.

Несмотря на то, что ее творческий путь пришёлся на тяжёлые времена и был тернист, Анна Мэй Вонг все же стала звездой и иконой стиля старого Голливуда. Однако измученное сердце красавицы не выдержало, и она умерла в возрасте 56 лет.

Смерть актрисы совпало с началом в США политики культурной ассимиляции. Тогда состоялся третий, уже посмертный, но самый яркий расцвет популярности актрисы. Она стала настоящей звездой, символом и образцом для подражания.

Оцените статью
Анна Мэй Вонг. Завораживающая китаянка из старого Голливуда
Утончённая красавица Додо Чоговадзе — принцесса Будур: слава в 15 лет и одиночество семейной жизни