Безжалостная соперница

Она не хотела идти на ту новогоднюю вечеринку, но подруга уговорила ее. Джейн Уайльд, темноволосая симпатичная студентка Уэстфилда, изучающая испанскую средневековую поэзию, была девушкой робкой и застенчивой.

1 января 1963 года на студенческой вечеринке восемнадцатилетняя Джейн неожиданно встретила свою любовь. Ее внимание привлек романтичный улыбчивый парень в очках, с густыми волосами, ниспадающими на лоб, в красном галстуке-бабочке и черном бархатном пиджаке.

— Привет, я Стивен Хокинг. Учусь в Кембридже.

Стивен весь вечер смешил Джейн и показался ей невероятно компанейским парнем и звездой тусовок. Он так очаровал ее, что она смогла окончательно освоиться, раскрепоститься и даже выпить шампанского в его обществе.

«Я слушала его, завороженная и изумленная, не в силах противостоять притяжению этой необыкновенной личности, такой независимой и со странным чувством юмора».

Сама Джейн предпочла больше помалкивать и улыбаться. По окончании веселого студенческого сборища мисс Уайльд поделилась с подругой Дианой Кинг:

— Мне кажется, что я его не особо заинтересовала.

К ее изумлению, через несколько дней в ее почтовый ящик пришло приглашение от Стивена Хокинга на домашнее торжество. Диана, семья которой соседствовала с Хокингами, удивленно произнесла:

— Поздравляю. Тебя хотят представить родителям. У Стива день рождения 8 января.

Джейн стала готовиться к празднику, выбирая нарядное платье и подарок для именинника, который должен был отпраздновать свой двадцать первый день рождения.

8 января, купив пластинки с классической музыкой и придирчиво оглядев себя со всех сторон в зеркало, Джейн отправилась на день рождения. Праздник был в самом разгаре. Молодежь веселилась. Кембриджские друзья Стивена хохотали над его остротами, алкоголь лился рекой.

Сестра Стивена Мэри позвала на его день рождения своих сокурсниц по медицинскому факультету. Высокомерные медички упражнялись в остроумии и Джейн почувствовала себя лишней на этом празднике.

Весь вечер она зябко жалась к камину и ушла под конец совершенно незаметно. Дома она твердо решила забыть о Стивене. Мисс Уайльд погрузилась в учебу. Прошло несколько месяцев.

Однажды Диана Кинг нашла ее в коридорах кампуса:

— Джейн, послушай! То, что случилось со Стивеном, ужасно. Все началось с того, что Хокинг споткнулся на лестнице. Его подвела нога. Врач, который осматривал его, посоветовал Стиву пить поменьше пива. Но он продолжал спотыкаться, а потом не смог завязать шнурки на ботинках.

Теперь Стивен в больнице. У него нашли какое-то страшное заболевание, приводящее к параличу. Говорят, ему жить осталось совсем немного.

Джейн страшно расстроилась и переживаниями поделилась с матерью. Мать пожала плечами:

— Просто помолись за него, девочка моя!

Вскоре Джейн неожиданно увидела Стивена на улице. Оба они обрадовались встрече. Девушка дала понять, что знает о том, что с ним случилось, но Хокинг не захотел говорить о своей болезни и пригласил ее вечером в театр. Так начались их романтические отношения.

Вскоре она узнала от Стивена, что врачи дают ему от силы два-три года жизни. Он не хотел ни с кем общаться и, в общем-то, готовился к неминуемой и близкой смерти. На его столе лежала начатая диссертация и в голове была масса планов, ведь Хокинг занимался космологией, собираясь открыть тайны мироздания.

С появлением Джейн в его жизни все изменилось. Он понял, что влюблен в Джейн Уайльд так, как никогда никого еще не любил. Эту любовь к ней Стивен сравнил с падением в бездну с высот интеллекта. Он захотел создать семью. Но что он мог ей предложить? Стать молодой вдовой или сиделкой?

«Падение в любовь дало мне стимул к жизни. Я понял, что могу еще чему-то радоваться», — размышлял Хокинг.

Когда Стивен попросил ее руки, Джейн ответила согласием к неудовольствию своих родителей. На призывы одуматься девушка отвечала:

— Возможно, мое поколение обречено на короткую жизнь. Весь мир может быть в одночасье уничтожен в результате Третьей мировой войны. Может быть, мы со Стивеном умрем в один миг. А если этого не случится, то я буду его женой и матерью его детей.

Стивен тем временем заканчивал диссертацию и нашел работу. Родители Джейн были вынуждены согласиться с дочкиным решением. Будущий зять-атеист не нравился англо-католикам Уайльдам, но они сочувствовали бедному юноше, ковылявшему с тросточкой и обреченному на скорую гибель.

Хокинги-старшие, выпускники Оксфорда, тоже не были в восторге от будущей невестки: слишком робкая, слишком застенчивая, да еще собирается зарабатывать на жизнь в такой нелепой сфере, как изучение испанской поэзии. Но какая все-таки разница на ком женится сын, если ему отмерен такой недолгий срок на этой планете?

Миссис Хокинг в подробностях рассказала Джейн как будет угасать Стивен, как у него начнутся параличи, атрофируются мышцы, как он станет зависим от аппаратного дыхания.

Будущая невестка прервала ее:

— Я очень люблю Стивена и выйду за него замуж. Я создам благоприятные условия для его работы. Если понадобится — откажусь от своей карьеры.

В 1965 году, согласно приговору врачей, Стивена Хокинга ждали похороны, а он изменил их на свадьбу. 14 июля 1965 года 21-летняя Джейн стала женой 23-летнего Стивена Хокинга. Правда, ей пришлось перед этим дать своему отцу два обещания. Первое — венчание только в церкви, несмотря на атеистические взгляды жениха. Второе — после замужества все-таки окончить колледж.

Мистер Хокинг, отец Стива, был врачом и после свадьбы дал совет молодым как можно скорее стать родителями:

— Джейн, отнесись к этому с большой ответственностью. Дело в том, что Стивен вскоре не сможет исполнять супружеский долг. О детях не переживай. Боковой амиотрофический склероз не передается по наследству.

После медового месяца молодые супруги улетели в США на международную конференцию, в которой принимал участие Стивен. Джейн пришлось преодолеть страх перед самолетами и большими скоплениями людей. Молодая женщина готова была посвятить себя мужу и сопровождать его везде и всюду.

Стивен уже тогда нуждался в небольшой помощи: хромал, ходил с тростью и не мог держать предметы в руках. Вскоре у него стало появляться чувство нехватки воздуха. Гениальный ученый, физик-теоретик, увлеченный работой, вместе с тем уделял мало внимания жене и она очень переживала.

«Я начала чувствовать, что в нашем браке появился еще один невидимый партнер. Эта сущность сначала притворялась послушной помощницей, близкой подругой, обещав­шей успех…

На самом же деле она оказа­лась безжалостной соперницей, требовательной любовницей, неумолимой сиреной, заманивающей тех, кто прислушивается к ее зо­ву, в глубокий омут одержимости. Это была Ее Величество Физика, которую жена Эйнштейна назвала «первой помощницей в разводах»…

В 1967 году у супругов родился первенец, сын Роберт, а в 1970 году — дочь Люси. На плечи Джейн легли заботы о детях. Стивен изо всех сил сопротивлялся болезни, но увы…

Недуг неумолимо прогрессировал. Ему с каждым месяцем приходилось все тяжелее. Хокинг не мог подниматься и спускаться по лестнице. Пищу он мог есть только пюреобразную, принять душ или ванну — только с помощью Джейн, а вскоре он не смог печатать и писать. О его помощи с ребятишками и речи быть не могло.

Ко времени рождения Люси Стивен с большой неохотой был вынужден сесть в инвалидную коляску, но сдаваться не собирался.

Стивен Хокинг путешествовал по всему миру, работал с учеными разных стран. Его научные работы поражали так же, как его необыкновенное мужество.

Но чего это стоило Джейн, ставшей сиделкой и стенографисткой мужа?! Молодой женщине приходилось заниматься вопросами, связанными с обслуживанием, содержанием и ремонтом дома, следить за малышкой Люси и подрастающим Робертом, который активно начал познавать мир.

Джейн активно помогали студенты Стивена, сопровождая его в колледж и отвозя обратно. Родственники Стивена помогали только по делу — оплатили им ремонт дома, но Джейн казалось, что внимания их семье уделяется все равно слишком мало. Ее родители хотя бы иногда забирали малышей к себе.

Стивен чувствовал себя все хуже и хуже. Речь его становилась невнятной и малоразборчивой, а приступы кашля и удушья более частыми. Параллельно с этим, научные достижения и репутация Хокинга росли и признавались во всем мире.

Усталость и раздражение Джейн копились. Последней каплей стало трагическое событие. Трехлетний Роберт, воспользовавшись занятостью матери, подтащил стул к холодильнику и достал хранившиеся на верхней полке антигистаминные препараты и проглотил капсулы.

Ребенка положили в реанимацию. К счастью, его удалось спасти. Но сердце молодой матери разрывалось. Отдав ребенка врачам-специалистам, она не могла остаться с Робертом в больнице. Ей нужно было мчаться к Стивену, ведь он без нее не мог обходиться.

Когда ребенок поправился, Джейн постаралась уделять больше внимания детям, но мучилась чувством вины. Стивен замкнулся в себе и стал мрачным. Ему становилось все хуже и он предпочитал переживать молча.

Джейн взялась за собственную диссертацию, это позволяло немного отвлечься. Ее жизнь казалась бессмысленной, заниматься любимым делом не всегда получалось, отвлекали заботы. Ей была интересна духовная жизнь и нужна была интеллектуальная а уж физическая сторона их брака держалась на одной Джейн.

У ее мужа по-прежнему были сексуальные потребности, как ни странно. Причем даже тогда, когда он не мог удержать в руках ложку и пересесть с кровати в инвалидное кресло. Ей приходилось быть нежной и деликатной с мужем, но о своих физиологических потребностях она не заикалась. Со временем из их отношений ушла нежность.

Однажды она набралась мужества и спросила у семейного доктора как ей поступить. Доктор Свон поправил очки и внимательно на нее посмотрел:

—Джейн, вы молодая цветущая женщина. Живите своей жизнью. Она у вас одна.

Намек миссис Хокинг поняла, но очень возмутилась. В то время она думала иначе. Джейн любила Стивена и его боль воспринимала как собственную. Ей надоели сочувствующие и любопытные, порой даже брезгливые взгляды незнакомых людей, которые недоумевали — что эта женщина делает подле скрюченного инвалида.

Для Стивена все неприятности, связанные с болезнью, искупались блестящими наградами и активной научной деятельностью.

Джейн и подросший Роберт по-прежнему купали и кормили Стивена, поскольку Хокинг не желал допускать к уходу за собой посторонних людей. Для мальчика это был тяжелый труд — они с матерью справлялись с трудом.

Погруженная в депрессию, Джейн искала отдушину. Она стала петь в церковном хоре при Соборе Святого Марка в Оксфорде. Это стало ее шансом вырваться из затянувшего болота однообразия и тоски.

Миссис Хокинг неожиданно почувствовала, что интересна окружающим. Хормейстер Джонатан Джонс, вдовец, похоронивший супругу, сгоревшую от лейкоза, был моложе Джейн на три года.

Они проводили время за долгими разговорами. Чувствуя искреннее внимание и интерес Джонатана, Джейн ощутила то, чего ей не хватало в браке. Стивен был равнодушен к средневековой испанской поэзии, а она не разделяла его страсти к идеальным уравнениям. С Джонатаном все было по-другому.

Он стал учителем музыки для Люси и стал бывать в их доме. Обеды, ужины, разговоры. Стивен злился и агрессивно реагировал на приходы мистера Джонса. Но в конце концов, он понимал, что рано или поздно Джейн останется одна с детьми.

Джонатану удалось невозможное. Он своим тактичным поведением, заботливым отношениям к детям и готовностью помочь завоевал расположение Хокинга. Вскоре мистер Джонс даже стал помогать семье в уходе за Стивеном.

Ревность к Джонатану со стороны Стивена привела к тому, что Хокинг и Джейн стали проводить больше времени вместе и к ним вернулось взаимопонимание.

Джейн стала преподавать испанскую литературу и защитила докторскую диссертацию. Тогда Стивен задумал поездку на Корсику вместе с Джейн. То, что произошло дальше было удивительно. Джейн вернулась из поездки беременной. В 1979 году она родила сына Тимоти. Злые языки тут же приписали отцовство Джонатану.

Самое обидное, что так думали мать Стивена и его сестра. Джейн заявила им:

— Да как вы смеете? У Тимоти может быть только один отец — Стивен!

Золовка сощурилась и, не скрывая неприязни , процедила:

— Знаешь, милочка, мы всегда были против вашего брака. Но если бы мы знали, что он продлится так долго, то никогда бы не согласились на свадьбу. Ты нам никогда не нравилась.

Щеки Джейн пылали, словно от хорошей затрещины. Дома она рассказала все Стивену. Он, как всегда в случае конфликтов Джейн с его родственниками, посоветовал ей успокоиться и не обращать внимания.

Это стало началом конца их отношений. Уставшая, нервная и измученная Джейн проигрывала внешне перед аспирантками Стивена и казалась себе совершенно непривлекательной. Помог вернуть ей веру в себя Джонатан.

Он был таким романтичным, таким внимательным… И Джейн изменила Стивену. Она уехала с Джонатаном и детьми в Швейцарию. В поездке ее застало ужасное известие: Стивен попал в больницу и введен в медикаментозную кому.

Джейн помчалась к нему. Врачи предложили ей отключить мужа от аппарата жизнеобеспечения. Миссис Хокинг с возмущением отказалась и сделала все возможное, чтобы Стивена перевели в другую больницу. Для этого ей пришлось согласиться на трахеотомию — он уже не мог дышать самостоятельно. В результате Стивен выжил, но потерял возможность говорить.

Хокинг понимал, что Джейн спасла ему жизнь, но последствия трахеотомии стали для него катастрофой. Компьютерный специалист Уолт Волтож сотворил чудо: подключил Хокинга к синтезатору речи и тот смог диктовать свои статьи.

После возвращения из Швейцарии Джейн порвала с Джонатаном. Она считала, что Стивен нуждается сейчас, как никогда раньше и была готова исполнить свой долг до конца.

«Истина была в том, что я все еще любила его с глубоким заботливым страданием», — вспоминала Джейн. Благотворительный фонд Макартуров помогал семье. У Стивена была слава, но больших доходов не было. В их доме появились профессиональные сиделки, одной из которых была Элейн Мэйсон.

Элейн практически сразу стала соперничать с Джейн. В присутствии Стивена она заявляла, что Джейн должна целовать землю под колесами его инвалидной коляски. Мисс Мэйсон открыто осуждала Джейн за то, что та преподает в колледже, а не посвятила жизнь служению мужу.

Элейн настаивала, чтобы Джейн не входила в комнату Стивена, когда она находилась там вместе с ним. Женщины вступили в конфронтацию, а Стивена это забавляло.

Стивен развелся с Джейн и в 1995 году женился на своей сиделке. «Похоже, этот парень парализован только сверху», — стали писать о личной жизни Хокинга журналисты. Стивен описывал свой второй брак как «бурный и страстный».

Спустя одиннадцать лет они с Элейн расстались. За это время Хокинг пережил огромное количество несчастных случаев — переломы, порезы, тепловой удар и прочее. Его друзья и повзрослевшие дети подозревали Элейн в жестоком обращении, но доказать ничего не удалось.

Джейн вышла замуж за Джонатана Джонса в 1997 году и счастлива с ним до сих пор. В 1999 году она написала автобиографическую книгу о своем первом браке «Музыка чтобы двигать звезды: жизнь со Стивеном». Отношения Джейн со Стивеном в конце его жизни наладились.

В 2007 году обновленная версия автобиографии была переиздана под названием «Путешествие к бесконечности: моя жизнь со Стивеном» и была впоследствии экранизирована в фильме «Вселенная Стивена Хокинга».

«Люди могут перестать быть супругами, но они не перестанут быть родителями общих детей», — говорила Джейн.

Стивен Хокинг, которого называли величайшим ученым умом со времен Альберта Энштейна, тихо скончался в ночь на 14 марта 2018 года на семьдесят седьмом году жизни в своем доме в Кембридже после осложнений, вызванных боковым амиотрофическим склерозом.

Стивен Хокинг повторял: «Какой бы ни была тяжелой наша жизнь, пока она есть, есть и надежда». Этой надеждой была для него Джейн. Женщина, сумевшая вернуть Хокингу веру и силы бороться, подарившая ему свою безграничную любовь, сделавшая его счастливым отцом и мужем.

Оцените статью
Безжалостная соперница
Одна для тридцати двух