«Да, я с ними сплю, но люблю только вас», — уверял супруг

-Ложитесь в ванну, дорогая! Так будет реалистичнее, — уверял художник. Лиззи не возражала, да и кто она, чтобы спорить с гением. Ах, если бы она знала, что этот образ Офелии будет стоить ей слишком дорого…

В середине позапрошлого столетия самое популярное направление в английской живописи представляло Братство прерафаэлитов. Творчество Уильяма Шекспира нашло свое воплощение в полотнах нескольких художников того времени. Самой известной моделью, позировавшей им, была Элизабет Сиддал – обычная девушка, обладавшая неординарной внешностью.

Лиззи Сиддал

Молочно-белая кожа и огненно рыжие волосы, при этом красавица с изящным овалом лица. Именно так выглядела мисс Сиддал, работавшая модисткой в шляпном магазине.

За прилавком магазина ее дни проходили довольно однообразно. Но она и помыслить не могла, что ее жизнь может сложиться как-то иначе.

Девушке было двадцать лет, когда ее увидел художник Уолтер Деверелл. В этот момент Элизабет занималась своим обычным делом – расставляла на витрине шляпы. Увидев ее, живописец был поражен. В его представлении девушка символизировала женщин шекспировской эпохи. Дивное сочетание цвета волос и кожи завораживали.

Недолго думая, Деверелл предложил Элизабет позировать для его картины «Двенадцатая ночь» по мотивам одноименного произведения Шекспира. Собственно, Элизабет тоже не стала тратить время на раздумья и согласилась.

Вскоре полотно было готово. В творческой среде оно произвело настоящий фурор. Благодаря яркому цвету волос модели картина просто цвела буйством красок.

Другие представители Братства прерафаэлитов воспылали желанием изобразить Элизабет на своих полотнах. Девушка в одно мгновение стала самой востребованной натурщицей.

Офелия

Художник Джон Эверетт Милле увидел в Элизабет Офелию. Именно так, по его мнению, должна была выглядеть несчастная возлюбленная принца Гамлета. Элизабет согласилась стать моделью для картины.

Специально для этого полотна художник приобрел дорогое старинное платье, шитое серебром.

В своем старании сделать образ Офелии максимально трагическим и реалистичным художник переусердствовал. Он заставил девушку позировать, лежа в ванне.

Дело происходило зимой. И хотя под ванну установили лампы, этого было недостаточно. Вода быстро остывала. В результате Офелия вынуждена была часами лежат в холодной воде.

Такие эксперименты с молодым женским организмом не прошли даром.

Элизабет серьезно заболела.

Отец девушки заставил Милле оплатить лечение дочери. Натурщица вскоре поправилась, но в процессе лечения пристрастилась к крайне популярному в тот время лекарственному средству – лаудануму, в состав которого входил опиум.

На тот момент болезнь удалось взять под контроль. Но туберкулез стал верным спутником Элизабет на всю оставшуюся жизнь.

Неверный возлюбленный

Среди прерафаэлитов многие искренне восхищались необычной красотой Элизабет и предлагали ей руку и сердце. Но девушка выбрала Данте Габриэля Россетти, завоевавшего ее любовь романтическими стихами, посвященными ей.

Они прожили вместе почти десять лет, но художник не спешил связывать себя узами брака.

Элизабет и сама оказалась не лишенной таланта. Данте учил ее всему, что знал сам. Девушка буквально схватывала все «на лету». Картины, написанные ее рукой, пользовались такой популярностью, что она стала единственной женщиной, участвовавшей в выставке прерафаэлитов.

Элизабет была влюблена в Россетти и хранила верность ему. Художник же оказался весьма ветреным. Едва мисс Сиддал покидала порог дома, как ее место занимала Фанни Корнфорт – экономка Данте. Другой его любовницей была Энни Миллер – натурщица, пользовавшаяся почти такой же популярностью, как Элизабет.

Данте не скрывал своих отношений на стороне, но решительно не видел в этом ничего предосудительного. Художник — натура увлеченная. По-другому быть не может.

Девушка обо всем знала и страдала от неверности возлюбленного. Однажды ее ревность достигла такой степени, что она собрала все эскизы, на которых была изображена мисс Миллер и выбросила их в Темзу. После этого Элизабет поставила Данте условие – или он женится на ней, или она уходит от него. Россетти нехотя согласился.

Семейная жизнь

Статус замужней дамы ничего не изменил. И Данте продолжал изменять Элизабет.

Рождение ребенка, возможно, могло бы спасти этот брак, но младенец появился на свет мертвым.

У женщины началась затяжная депрессия. Здоровье ухудшалось, сказывались последствия туберкулеза, заработанного в процессе написания «Офелии». Ко всему прочему девушка стала страдать анорексией. Приступы депрессии становились все более затяжными и тяжелыми.

Печальный конец

Элизабет продолжала принимать лауданум, но ее состояние только ухудшалось. Все закончилось ее смертью от передозировки – неясно, случайной или преднамеренной.

Безутешный вдовец тут же сошелся со своей давней любовницей – Фанни Конфорт, которой он, в свою очередь, также стал изменять.

Смерть супруги настолько поразила творца, что вместе с ней он похоронил все свои рукописи. Спустя годы, когда меценаты захотели опубликовать стихи и поэмы Данте, пришлось запрашивать на эксгумацию тела Элизабет, чтобы извлечь из склепа рукописные тексты.

Книга была издана. БОльшая часть стихов была посвящена покойной супруге автора. Публика высоко оценила трогательные строки, в которых Данте описывал свою любовь к Элизабет.

Кто знает, были бы Данте и Элизабет счастливее, если бы их совместное дитя выжило. Но очевидно одно, за картину «Офелия» Элизабет заплатила слишком высокую цену.

Оцените статью
«Да, я с ними сплю, но люблю только вас», — уверял супруг
Добился главную красавицу курса, чтобы потом испортить ей жизнь: Нина Шацкая и Валерий Золотухин