«Дочь превзошла мать», — решил очарованный фавориткой король

«Переодевшись крестьянином, король дрожал от холода, скрючившись за сырыми заборами, стоя по колено в мокрой траве», — так рассказывал об унизительной участи этого монарха Рафаэль Сабатини.* Сейчас, впрочем, сложно сказать, действительно ли трава была по колено, и держались ли погоды столь неблагоприятные для любовных приключений…

Зато можно с уверенностью заявить: безумствам во имя своей фаворитки пожилой повелитель Франции придавался с пылкостью юноши, что, конечно, не могло не сказаться на его здоровье. И приступом ревматизма дело не ограничилось.

Шарлотта-Маргарита появилась на свет в мае 1594 года. Отцу ее — представителю разветвленной семьи Монморанси, дослужившемуся до коннентабля — высшей военной должности в королевстве, в год рождения дочери исполнялось 60 лет. А матери, известной красавице Луизе, лишь 19.

Стоит ли удивляться, что спустя 4 года об этой даме пошел при дворе дурной слушок? И она пала перед обаянием известного ловеласа, короля Генриха IV!

Роман этот, впрочем, долго не продлился: и без Луизы в личной жизни монарха кипели бурные страсти. Он подумывал о разводе с первой супругой, которая не могла подарить ему наследника, подыскивал достойную невесту, избрал официальную фаворитку и имел не менее десятка иных увлечений — от придворных дам до особ куда более низкого положения. Словом, Луиза стала лишь еще одной женщиной в его жизни — не слишком запоминающиеся и ни к чему не обязывающие отношения.

Возможно, этот роман и мог бы перерасти во что-то большее, только вот срок, отмеренный герцогине де Монморанси, оказался очень короток: ее не стало в том же 1598 году, когда ей не исполнилось и 24 лет. Маленькую дочь ее, Шарлотту, взяла на воспитание тетка.

Девочка получила хорошее образование — овладела языками, обучилась игре на музыкальных инструментах и модным танцам…Словом, была готова стать одной из жемчужин французского двора. Так и случилось: пятнадцатилетняя Шарлотта, назначенная фрейлиной королевы, сразу привлекла внимание. И, конечно, очарован ею оказался сам монарх! «Дочь превзошла мать», — в этом он не сомневался.

Между тем, порядки тех времен требовали, чтобы «грех» был прикрыт. И сделать это мог лишь законный брак: оттого-то девице стали спешно подыскивать жениха. Сначала Генрих IV сделал выгодное предложение весьма галантному кавалеру Франсуа де Бассомпьеру, который вечно нуждался в деньгах. Однако тот быть «ширмой» отказался: к чему ему должности и капиталы, если его честь будет замарана?

Тогда король пригляделся к другому кандидату — Анри, принцу де Конде, который, правда, догадливостью Бассомпьера не отличался. Лишь после женитьбы, состоявшейся в 1609 году, бедняга принц понял, сколь далеко идущие намерения имел его повелитель.

Вопреки ожиданиям безмерно влюбленного короля, его вассал отнюдь не спешил делиться с ним супругой. Что ни говори, а измена жены пришлась бы по сердцу далеко не каждому. Тем более, что о романе Генриха IV и Шарлотты уже знали многие: монарх открыто продемонстрировал свое расположение, подарив возлюбленной украшения, обошедшиеся ему в баснословную сумму.

Пришедший в неистовство от обиды, нанесенной ему повелителем, принц Конде не только устроил громкий скандал, тут же давший пищу многим придворным сплетникам, но и решил увезти жену от двора. Муж он или не муж?! Уверенности в силах принцу придавала и поддержка со стороны королевы: Мария Медичи изрядно утомилась от похождений неверного супруга. Она давно исполнила его мечту — подарила сына, а он по-прежнему отказывался считаться с ее чувствами!

Впрочем, потерявшего голову Генриха IV препятствия, казалось, не страшили. Он бросился вслед за возлюбленной, и, по слухам, обманув бдительного мужа, сумел предстать перед своей Шарлоттой в костюме крестьянина…Не стерпев очередной насмешки, принц Конде решился на крайний шаг: забрав супругу, он бежал в Брюссель, под покровительство испанской короны.

Отношения между Францией и Испанией и без того были непросты, а теперь, когда Габсбурги взяли под защиту опального принца, и вовсе оказались на грани катастрофы. Новая война! Снова расходы, потери, личные драмы…И все из-за какой-то женщины?

Заговор, зревший в комнатах королевы, нашел поддержку в самых высоких кругах: глупость, которую жаждал совершить Генрих IV, требовалось пресечь. И пресечь радикально. 14 мая 1610 года пятидесятишестилетний король был убит ударами кинжала, нанесенными ему Франсуа Равальяком, религиозным фанатиком, желавшим остановить войну с католической страной.

Эта смерть удовлетворила многих: Мария Медичи стала регентшей при малолетнем сыне, получив ту власть, которой так хотела, а принц Конде мог более не опасаться за доброе имя жены — по крайней мере, говорят, в отцовстве троих детей, появившихся на свет позднее, он не сомневался.

Оцените статью
«Дочь превзошла мать», — решил очарованный фавориткой король
3 ошибки женщин на пути к счастливой жизни: совет 100-летней японки