Дуэль на ногтях. Чем закончился поединок писательницы Жорж Санд и графини Мари д’Агу

Графиня была взбешена — от ближайшей подруги она никак не ожидала такого предательства. Породистое лицо Мари д’Агу исказилось от злости настолько, что ее возлюбленный, знаменитый венгерский композитор Ференц Лист, поинтересовался — не заболела ли она. Нет, не заболела. Вернее, заболела, но только хворью, перед которой медицина бессильна — графиня сгорала от ненависти.

От ненависти к той, кого еще совсем недавно Мари боготворила, чьи книги жадно перечитывала по ночам, и чей отточенный стиль старательно копировала в своих робких литературных «упражнениях». Жорж Санд! Да какая там Жорж Санд — мужской псевдоним подруга выбрала, чтобы было проще получать от парижских издателей повышенные гонорары! Амандина Аврора Люсиль Дюпен, в замужестве — баронесса Дюдеван — так на самом деле звали предательскую подругу графини д’Агу.

Мари присела на софу. Ее грудь колыхалась от волнения, лицо раскраснелось. Чтобы наказать соперницу она готова была пойти на все.

«Дуэль, — прошептала графиня. — Я вызову ее на поединок!».

Писательница с мужским именем

Аврора Дюпен прибыла в Париж 4 января 1831 года. 27-летняя женщина, проведшая детство под строгим контролем суровой бабушки-аристократки в провинциальной коммуне Ноан-Вик, стремилась во что бы то ни стало добиться самостоятельности, научиться самой зарабатывать деньги на жизнь.

Главная надежда Авроры была связана с толстой рукописью, которую она прятала под сиденьем экипажа, чтобы, не дай бог, кто-нибудь не украл и не издал под своим именем. На первой странице рукописи название крупными буквами — «Эме». Это был первый роман будущей литературной знаменитости.

Как и любой другой начинающий писатель, Аврора собиралась показать свое творение признанному авторитету — писателю де Кератри, по совместительству — члену палаты депутатов.

Но девушку ждало разочарование. Прочтя «Эме», де Кератри посоветовал Авроре прекратить марать бумагу, ибо талант у нее полностью отсутствует.

Упрямая девица не хотела отказываться от своей мечты и, по рекомендации подруги, обратилась к писателю Анри де Латушу, недавно ставшему главным редактором крупнейшей газеты Франции — «Фигаро».

Де Латуш назвал роман посредственным, однако, крупицу таланта в Авроре он все-таки заметил. Госпоже Дюпен было предложено писать статьи и заметки для «Фигаро» — в основном о женщинах и городской жизни. Так Аврора оказалась в самом центре журналистского и литературного мира Парижа.

Статьи госпожи Дюпен не пользовались особой популярностью — журналистика давалась Авроре хуже, чем писательство. Денег едва-едва хватало на жизнь. Девушке приходилось экономить на всем: она даже носила мужской костюм.

Вскоре госпожа Дюпен заметила, что мужской костюм в шовинистическом Париже дает определенные преимущества. Так, Аврору легко пускали в те места, куда дамам ход был категорически закрыт.

Решительнее, чем когда-либо, я выбираю литературную профессию. Несмотря на неприятности, которые иногда случаются в ней, несмотря на дни лени и усталости, которые иногда прерывают мою работу, несмотря на мою более чем скромную жизнь в Париже, я чувствую, что отныне моё существование осмыслено.

И настойчивость Авроры принесла плоды. Правда, первые две успешные книги — романы «Комиссионер» и «Роз и Бланш» — она написала вместе со своим любовником, Жюлем Сандо. Лишь третья книгу, роман «Индиана», Аврора написала полностью самостоятельно. Для публикации она выбрала мужской псевдоним — Жорж Санд. Писательница прекрасно понимала, что так у нее гораздо больше шансов добиться успеха — женщин в те годы практически не печатали.

«Индиана» имела шумный успех. Критики сравнивали роман с произведениями Бальзака, да и сам мастер Оноре восторженно отозвался о книге молодого автора. Вскоре на Жорж Санд вышло издательство «Ревю де Дё Монд» — и мечта Авроры о финансовой независимости воплотилась в реальность.

Композитор и графиня

Став знаменитой, Жорж Санд быстро стала главной «звездой» литературных салонов Парижа. Здесь она познакомилась со многими известными личностями своего времени — Оноре де Бальзаком, Гюставом Планшем, Фредериком Шопеном, Пьером Леру, актрисой Мари Дорваль (с которой, по слухам, у писательницы был роман).

Одним из ближайших друзей Жорж Санд был венгерский композитор Ференц Лист, который с 1823 года жил и работал в Париже. С Листом у Авроры было много общего (например, огромная склонность к мистицизму). Однако, при всей взаимной симпатии, до романа дело вроде бы не дошло.

Помимо друзей-мужчин, у Жорж Санд было немало подруг. Одна из самых верных — графиня Мари д’Агу. Высокая, сильная женщина с тяжелым подбородком и большим носом с горбинкой. Мари, не обладавшая сильным литературным даром, мечтала о писательской славе и на протяжении некоторого времени, словно тень, ходила за своим кумиром — блестящей Жорж Санд.

В 1834 году на одном из литературных мероприятий Санд познакомила д’Агу с композитором Листом. Между мужчиной и женщиной пробежала искра — Ференц и Мари влюбились друг в друга. Графиня немедленно сообщила своему мужу, что уходит от него.

Казалось, счастью влюбленных не может быть преград, но внезапно мадам Жорж Санд, до того относившаяся к Ференцу Листу исключительно по-дружески, воспылала к композитору отнюдь не платоническими чувствами. Видимо, сработал принцип: когда вещь никому не нужна, она никому не нужна, но когда она кому-то нужна, она нужна всем…

Дуэль на ногтях

Две женщины, один мужчина… Вечная коллизия, которая никак не могла разрешиться миром.

Мари д’Агу не стала таить злобу, а, не мудрствуя лукаво, вызвала Жорж Санд на дуэль. Писательница обладала отличным чувством юмора, и, вероятно, не отнеслась к вызову серьезно. Как бы то ни было, прочитав полное желчи письмо, она немедленно отправилась в дом Листа, чтобы успокоить ревнивую подругу.

Разве могла Жорж Санд ожидать, что графиня бросится на нее с острыми, как ножики, ногтями? Мари вцепилась сопернице в волосы, женщины упали и покатились по полу. Жорж Санд, с детства отличавшаяся физической крепостью, отчаянно сопротивлялась, но графиня все же была сильнее — ее острые когти неумолимо подбирались прямо к глазам автора «Индианы».

Понимая, что поединок проигран, Жорж Санд взмолилась о пощаде. К счастью, злость в груди графини уже утихла, и та немедленно отпустила соперницу.

Не сказав ни слова, Жорж Санд ушла, а Мари д’Агу отправилась успокаивать Листа: композитор, напуганный страшным шумом, заперся в своем кабинете и наотрез отказывался выходить.

Вскоре о «дуэли на ногтях» говорил весь Париж. Над Листом, Жорж Санд и графиней д’Агу потешались все, кому не лень.

Победившая в схватке Мари отправилась со своим возлюбленным в Швейцарию, где родила ему троих детей, а Жорж Санд продолжила литературную карьеру, написав множество выдающихся произведений.

Но, что самое интересное, безобразная сцена в парижском доме Листа не привела к разрыву отношений между графиней и писательницей: женщины продолжали дружить как ни в чем ни бывало.

Оцените статью
Дуэль на ногтях. Чем закончился поединок писательницы Жорж Санд и графини Мари д’Агу
Сироты Революции