История МХАТа: судьба актера Качалова

Поклонницы ходили за ним стайками, будто цыплята за своей курицей. Партнерши по сцене млели и чуть сознание не теряли от его прикосновений. Харизма у актера Качалова была такая, что затмевала собой целый театр, где ему довелось проработать два десятилетия. Жена была ему предана до конца, несмотря на слухи об их браке. Когда он умер, она помутилась умом.

Полная неопределенность

Революционная Москва переживала период полной неопределенности. Пока не победили Красные, и товаров в магазинах не было, и богемные рестораны не работали. Когда революция свершилась, в ход пошли новые, еще не очень красивые деньги и продукты «выкинули» на прилавки. Люди радостно из своих коммунальных квартир потянулись за вкусностями в магазины.

Все это происходило на глазах талантливого актера Качалова, которого в свое время буквально открыл Станиславский. В Красной Москве Качалов с женой ютился в двух комнатах дворницкой. Туда ему разрешили заселиться после того, как отняли комфортное жилье.

Но неутомимый артист не унывал. Дворницкая располагалась всего-то в паре шагов от театра, где он работал много лет. Судьба его театра МХТ была также не определена, как и судьба всей страны. А Качалов питал надежды на лучшее, вспоминая о том, как все начиналось.

В революцию Василий Иванович был с Белыми. Когда они отступали вглубь страны, он вместе с ними поехал на гастроли по глубинкам. Потом все было закончено, и, чудом избежав наказания, Качалов вернулся в Москву.

Перед тем как попасть в МХТ (будущий МХАТ), Качалов учился на юриста. Чтобы оплачивать учебу в Петербурге, он актерствовал. Из Петербурга в Казань артиста переманил Бородай. В Казани Василий имел небывалый успех у публики. О нем знали далеко за пределами Казани.

Однажды перспективному артисту пришло приглашение от Немировича-Данченко в Художественный театр. Бородай пытался оставить Качалова при себе. Пообещал ему пять тысяч рублей ежегодно. Тогда это было бешеной суммой.

Внезапно двадцатипятилетний Василий принял решение ехать в Москву к Немировичу на 200 рублей жалования. Такую сумму в Художественном не зарабатывал еще никто. Приехав на место новой службы, Василий обнаружил, что Немирович и Станиславский не очень в нем заинтересованы.

Они не звали его на репетиции, не давали роли. Но упорный Василий сам изо дня в день приходил в театр, чтобы остаться там впоследствии на 22 года. Проявить себя перед Станиславским Качалову помог случай. Все кандидаты на роль Берендея заболели. Тогда от безысходности поставили Василия на роль. И он так сыграл, что после спектакля Станиславский кинулся к нему обниматься.

Прекрасный артист

С тех пор Качалов был нарасхват. Каждое его выступление встречали и провожали овациями. Женщины вились вокруг красивого актера толпами, а дома его ждала преданная жена, о браке с которой ходило много слухов.

Нина Литовцева, которая до революции значилась баронессой, в молодости закончила Филармонию. Немирович тогда вел у нее курс. На почве любви к искусству Нина и сошлась с Василием. Некоторое время Нина тоже играла в театре. Но хромота заставила ее бросить сцену. Тогда она полностью посвятила себя заботам о муже.

Супруг тоже любил жену, но, согласно слухам, имел немало подруг помимо нее. Хотя Качалов делал все так, чтобы Нина ни о чем не узнала. Он безмерно уважал супругу и не хотел позорить ее своими похождениями.

Успех принес Качалову полезные знакомства с другими артистами. Как-то раз он встретился с Садовским из Малого театра. Вместе они решили выпить вина и поесть чебуреков. Иван рассказал Садовскому историю своего настоящего имени. Ведь Качалов — это был псевдоним, а сама фамилия была взята из газеты.

От рождения Василий Иванович носил фамилию Шверубович, но евреем не был. В его роду многие были священниками в Вильно. Сначала фамилия рода звучала как Херувимовы. Но крестьяне-прихожане переделали ее на свой лад. В итоге получилось Шверувимовы, а потом Шверубовичи. Но Шверубович — это то, что во времена перемен совсем не подходило для русско-советской сцены.

Вообще, Художественный театр при Советах могли много раз закрыть. Был серьезный недостаток в зрителях. Пролеткульт был недоволен деятельностью театра. Но Художественный пережил все. Наверно, чудесным выживанием театр был обязан валенку, который был прибит к притолоке двери МХАТа.

Его туда повесили, так как Станиславский был очень высокого роста и постоянно бился о притолоку лбом. Считалось, что пока валенок висит, все будет отлично.

Постепенно Художественный стал первой сценой государства. На этой сцене Качалов сиял долгие годы. А дома его ждала Нина, которая заботливо повязывала на супруга шарф, чтобы он не простудился, идя на работу. О Нине и Василии постоянно сплетничали, но слепо любящей жене не было дела до пересудов. Когда Качалов отошел в иной мир, она натурально лишилась рассудка. Так сильно Литовцева его любила.

Оцените статью
История МХАТа: судьба актера Качалова
Что стало с героями аргентинских сериалов 90-х: Наталья Орейро, Гресия Кольменарес…