Как на самом деле выглядел д’Артаньян: единственный прижизненный портрет удалого гасконца

В каждой стране свой д’Артаньян. Француз в большинстве случаев представит королевского мушкетера в исполнении Жерара Баррэ в фильме 1961 года.

Для американца д’Артаньян — это, в первую очередь, Джеффри Стоун в популярнейшем сериале 50-х годов. В России образ великолепного гасконца ассоциируется исключительно с ролью Михаила Боярского.

Но как выглядел д’Артаньян на самом деле? Вернее сказать, как выглядел прототип персонажа Александра Дюма-отца, знаменитый мушкетер, гасконский дворянин Шарль Ожье де Батц де Кастельмор, шевалье д’Артаньян?

Жизнь настоящего д’Артаньяна была ничуть не менее интересной, чем жизнь его книжного «двойника».

Шарль родился в 1613 году в Гаскони, в родовом замке своего отца Бертрана де Батца, дворянина в первом поколении. Замок, несмотря на громкое название, — Кастельмор, — представлял собой относительно небольшой двухэтажный дом с пристроенными со всех сторон башенками.

В 1639-ом году, подобно книжному персонажу, 26-летний Шарль де Батц отправился в Париж, чтобы построить там военную карьеру.

В столице Шарль, сославшись на своего деда по материнской линии, Жана де Монтескью, графа д’Артаньяна, поступил в кадетскую королевскую роту Полка французской гвардии. Таким образом, Шарль стал не мушкетером, а гвардейцем, правда гвардейцем не кардинала, а короля Людовика XIII.

Шарль проявил на королевской службе рвение и храбрость, за что уже в 1640 году Людовик позволил кадету гвардии использовать фамилию его матери и называться повсюду шевалье д’Артаньян.

В 1643 году главный министр Франции кардинал Мазарини пригласил д’Артаньяна к себе на службу в качестве личного курьера, и тот с удовольствием принял это приглашение.

Шарль был верным слугой кардинала, выполняя для Мазарини самые щекотливые и иной раз кровавые поручения — прямо как книжная Миледи, которая, правда, служила кардиналу Ришелье.

Здесь следует сказать, что к тому моменту, как д’Артаньян прибыл в Париж, кардиналу Ришелье оставалось жить около года, и он давно был отстранен от власти.

Д’Артаньян быстро поднимался по карьерной лестнице, и к 1655 году дослужился до чина капитана.

В 1658 году была восстановлена ранее расформированная рота королевских мушкетеров. Командиром роты был назначен герцог Неверский, племянник Мазарини. Д’Артаньяну досталась должность второго командующего, однако, на самом деле непосредственно руководил ротой именно он.

Во главе роты королевских мушкетеров Шарль произвел знаменитый арест Николя Фуке, генерального министра финансов короля Людовика XIV.

Фуке, обладавший огромным влиянием и амбициями, хотел потеснить Мазарини, но Людовик, полностью доверявший кардиналу, этого не стерпел.

4 сентября 1661 года по приказу Его Величества д’Артаньян и его мушкетеры догнали карету Фуке и взяли министра под стражу.

За это Людовик XIV разрешил Шарлю именоваться графом д’Артаньяном.

Граф принял участие во многих знаменитых сражениях второй половины XVII века, в том числе, осаде Лилля. После того, как Лилль был взят королевскими войсками, Людовик назначил д’Артаньяна губернатором города. На этой должности Шарль не преуспел, и вскоре вернулся в армию.

В то время как раз вовсю шла Франко-голландская война. 25 июня 1673 года Шарль в чине «полевого маршала» принял участие в осаде Маастрихта и был убит выстрелом в голову во время безрассудной атаки герцога Монмута на бастион голландцев.

Людовик был крайне опечален гибелью Д’Артаньяна, и написал своей супруге по этому поводу:

«Мадам, я потерял д’Артаньяна, которому в высшей степени доверял и который годился для любой службы».

В дальнейшем судьба гасконца заинтересовала известного писателя-фальсификатора Гасьена де Куртиля. В 1700 году де Куртиль издал поддельные «Мемуары господина д’Артаньяна». На фронтлисте книги красовался портрет:

Долгое время это изображение выдавалось за единственный прижизненный портрет мушкетера, хотя на самом деле портрет — не более чем фантазия художника, нанятого де Куртилем в качестве иллюстратора его книги.

Сочиненные де Куртилем мемуары были разоблачены еще при жизни писателя, равно как и портрет с фронтлиста.

Д’Артаньян, активно строивший военную карьеру, так и не удосужился толком обучиться грамоте. Граф до конца жизни писал с большим трудом, короткими рублеными фразами и совершая огромное количество ошибок. Ни о каких мемуарах в его случае и речи быть не могло.

Де Куртиль, между тем, был известен написанием фальшивых мемуаров известных личностей.

После того, как другой знаменитый писатель Александр Дюма-отец использовал книгу де Куртиля в качестве основы для своего знаменитого романа «Три мушкетера», реальный образ д’Артаньяна был окончательно размыт — ему на смену пришел литературный герой.

О внешности удалого гасконца, за неимением портретов Шарля, люди судили по многочисленным иллюстрациям.

Позднее к книгам присоединились фильмы, и Шарль Ожье де Батц де Кастельмор, шевалье д’Артаньян, — реально существовавшая, полнокровная историческая личность! — был почти полностью заслонен своими книжно-кинематографическими «двойниками».

Между тем, прижизненный портрет великого гасконца существует!

Его автор Адам Франц ван дер Мейлен — фламандский живописец и гравер, почти всю жизнь проработавший во Франции при дворе Людовика XIV. Считался непревзойденным мастером батального жанра.

Адам сопровождал Людовика повсюду, в том числе, во время осады Маастрихта. И, конечно же, ван дер Мейлен прекрасно знал всех приближенных государя, в том числе, такую заметную персону, как д’Артаньян.

В 1673 году дер Мейлен начал писать с натуры грандиозное полотно под названием «Прибытие короля Людовика XIV в лагерь под Маастрихтом» (работу над картиной художник закончил в 1680 году).

Это полотно — невероятно точное, фактурное — всегда привлекало внимание историков, но во второй половине XIX столетия — особенно. Исследователи обратили внимание на фигуру всадника в парадной форме полевого маршала Роты королевских мушкетеров — фигура расположена прямо под деревом.

К сожалению, в Интернете нет картины «Прибытие короля Людовика XIV в лагерь под Маастрихтом» в более крупном разрешении, однако, есть сделанная непосредственно в музее четкая фотография фрагмента, на котором запечатлен всадник:

Одежда, возраст, расположение мушкетера относительно Людовика XIV и членов королевской свиты позволяет почти с полной уверенностью сказать, что ван дер Мейлен изобразил именно д’Артаньяна.

Что интересно, многочисленные последующие воспроизведения внешности знаменитого мушкетера в книгах и в кино не так уж и далеко ушли от оригинала. Особенно настоящий д’Артаньян похож на нашего Михаила Боярского…

Интересно, видел ли режиссер фильма «Д’Артаньян и три мушкетёра» этот портрет?

Оцените статью
Как на самом деле выглядел д’Артаньян: единственный прижизненный портрет удалого гасконца
Зачем Горький посещал лекции профессора Бехтерева