«Какое постыдное дело: бросила мужа с пятью детьми», — возмущалось общество

Известный петербургский нотариус, Валериан Эдуардович Гревс, был человеком влюбчивым, а также, к сожалению, невезучим: большинство дам сердца от него сбегали. Именно поэтому о странном нотариусе и выводке его бывших жен и детей разной степени родства слагали чуть ли не народные легенды…

Валериан Эдуардович был происхождения шотландского. Он появился на свет в 1876 году в семье небогатого преподавателя училища правоведения. Окончив то же училище, юноша попал на службу к известному сенатору Кобылину и, желая поскорее продвинуться по карьерной лестнице, женился на его дочери.

План молодого юриста сработал, и вскоре с помощью связей тестя он смог зарекомендовать себя как одаренного юриста. Брак, однако же, не сложился: родив двух детей — дочь Асю и сына Андрея, супруга Гревса с каждым днём становилась все более странной, и, в конце концов, оказалась до конца своих дней заперта в сумасшедшем доме.

Долгое время Валериан Эдуардович посвящал себя исключительно работе, пока в самый обычный будний день в контору его не вплыла, держа за руку маленькую дочь, прекрасная незнакомка. Звали даму, занявшую все мысли нотариуса, на русский манер Ириной Александровной Аврамович, урожденной фон Хунд.

По происхождению она была австрийкой и состояла в официальном браке с сербом Аврамовичем, однако уже очень давно с ним не жила. Много лет назад Ирина Александровна сбежала в Россию с однокурсником Гревса по Училищу правоведения Алексеем Родзянко, от которого родила дочку Таню.

Для общества сбежавшая от мужа женщина с незаконнорожденным ребенком быстро стала персоной нон-грата. Устав от всеобщего презрения, Ирина, в конце концов, решила попробовать развестись с первым мужем и стать законной супругой Родзянко.

За помощью в столь щекотливом деле она и обратилась к Гревсу. Однако произошло то, чего женщина не ожидала: ее красота, шарм и умение держать себя произвели на Валериана Эдуардовича такое неизгладимое впечатление, что вместо того, чтобы оформить ее брак с Родзянко, адвокат женился на ней сам.

Ирина была вовсе не против такого поворота событий, ведь Гревс оказался гораздо успешнее и богаче ее предыдущего ухажера и души не чаял в малышке Тане. Так, некогда никому не нужная беглая иммигрантка стала уважаемой дамой с роскошной квартирой в центре Москвы, любящим мужем и выводком детей: вскоре к трем имеющимся крохам госпожа Гревс родила ещё одного сына — Павла, в семье называемого Бобой.

Шумная жизнь в доме, наполненном детским смехом, напомнила Ирине, что где-то растет без материнского присмотра ее старшая дочь — Зора Аврамович. Для вызволения девочки из монастыря, где та жила и получала образование, был разработан дерзкий авантюрный план.

Так как сама Ирина не могла вернуться на родину, опасаясь мести своего первого мужа, за Зорой отправился Гревс. Приехав в Далмацию, он нанял для похищения ребенка двух бравых молодцев, которые под покровом ночи проникли в монастырь и выкрали оттуда заранее предупрежденную девочку.

Затем на первом же поезде Валериан Эдуардович увез падчерицу домой, и семья Гревсов расширилась на ещё одного человека. Казалось, что после всех сложностей чета, наконец, заживёт счастливо, но врождённая жажда приключений Ирины Александровны не дала ей насладиться налаженным семейным уютом. Не исполнилось Бобе и двух лет, как ветренная дама сбежала к некоему полковнику Мясоедову в Царское Село, оставив ошарашенного Гревса одного с пятью детьми.

Управиться с непослушным потомством было тяжело, тем более, такому занятому человеку как Валериан Эдуардович. Малолетней Зоре тоже непросто было справляться с домашним хозяйством даже при помощи прислуги. Детям нужна была новая мать — и она нашлась. На ужине у близкого друга семьи доктора Кубе Гревс познакомился с очаровательной 19-летней Еленой Достоваловой, только приехавшей в Петербург из провинциального Ковно в мечтах покорить столичную сцену своим актерским талантом.

Валериану Эдуардовичу серьезная и уверенная в себе девушка понравилась сразу, с детьми Елена тоже быстро нашла общий язык, несмотря на то, что была всего на несколько лет старше поначалу недружелюбно настроенной Зоры. А вскоре состоялась и свадьба.

Чета Гревс смотрелась вместе очень колоритно: сам Валериан Эдуардович с иссиня-черными волосами и неизменным золотым лорнетом в руках, полная светловолосая Елена типа «кустодиевских красавиц» и пятеро их детей, совершенно не похожих друг на друга.

Вместе с ними жили две собаки, кот и мартышка Дунечка. Как ни странно, новая госпожа Гревс весьма успешно справлялась с семейным хаосом и со своими обязанностями, и вскоре квартира на Сергиевской снова зажила полной жизнью.

Размеренный быт был прерван неожиданно прогремевшей Февральской революцией 1917 года. Тогда на пороге новой реальности распадались многие семьи, и Гревсов эта участь не обошла стороной. Елена неожиданно переехала жить к крупному банкиру Алексею Мещерскому, который ради нее оставил семью, а Валериан Эдуардович утешился в объятьях некой Александры Чаплиной, жившей в том же доме.

Затем потянулась череда отъездов: Елена, забрав с собой почти всех детей оставленного мужа (включая тех, что были неродными даже ему), а также половину отпрысков нового, переехала в Париж. Гревс же со старшим сыном Андреем оказался в Японии, откуда неожиданно перебрался в Сиам и, наконец, осел в Америке, где женился на Чаплиной, взяв на воспитание ещё и ее детей.

В другой стране некогда успешный нотариус и скончался в 1939 году, в возрасте 63 лет.

Оцените статью
«Какое постыдное дело: бросила мужа с пятью детьми», — возмущалось общество
Папа ушёл. Папа пришёл