Король Фи­липп II, сва­тав­ший­ся к Ели­за­ве­те, под­ку­пал пра­чек, да­бы убе­дить­ся, что ко­ро­ле­ва не «ущерб­ная жен­щина»

«Лучше быть одинокой нищенкой, чем замужней королевой», — говорила ко­ро­ле­ва-дев­ст­вен­ни­ца Ели­за­ве­та Первая и добавляла: «Я за­му­жем за Ан­г­ли­ей!»

1533 — 1603

Ели­за­ве­ту I ста­ли на­зы­вать ко­ро­ле­вой-дев­ст­вен­ни­цей по­с­ле то­го, как ее се­ст­ра ко­ро­ле­ва Ма­рия I за­по­до­з­ри­ла му­жа – ис­пан­ско­го ко­ро­ля Фи­лип­па II — в свя­зи с Ели­за­ве­той и за­то­чи­ла раз­лу­ч­ни­цу в Та­у­эр. А пе­ред смер­тью, зная, что на сле­ду­ю­щий трон пре­тен­ду­ет Ели­за­ве­та, по­тре­бо­ва­ла от нее вый­ти за­муж, т. к. ан­г­лий­ский пре­стол ну­ж­да­ет­ся в на­след­ни­ке (са­ма Ма­рия бы­ла без­дет­ной).

На что Ели­за­ве­та с вы­зо­вом объ­я­ви­ла се­бя ко­ро­ле­вой-дев­ст­вен­ни­цей. Это не со­от­вет­ст­во­ва­ло прав­де, ведь фа­во­ри­тов у нее хва­та­ло, од­на­ко она так и не вы­шла за­муж. Ва­ж­ная ого­вор­ка: за­муж ее зва­ли, в том чи­с­ле Фи­липп II.

Ис­то­ри­ки по­ла­га­ют, что ко­ро­ле­ва не хо­те­ла де­лить власть с су­п­ру­гом, но во всех бра­ч­ных кон­т­ра­к­тах ого­ва­ри­вал­ся пункт, что ко­роль не бу­дет уча­ст­во­вать в пра­в­ле­нии го­су­дар­ст­вом: Ан­г­лии ну­жен был толь­ко про­из­во­ди­тель потомства.

Ро­ман­ти­че­с­кая вер­сия свя­зы­ва­ет де­мон­ст­ра­тив­ное оди­но­че­ст­во ко­ро­ле­вы с фи­зи­че­с­ки­ми не­до­с­тат­ка­ми, о ко­то­рых на­ме­ка­ла в сво­ем об­ли­чи­тель­ном пись­ме к Ели­за­ве­те Ма­рия I, где го­во­ри­ла, что та «не как все жен­щи­ны». Воз­мо­ж­но, она име­ла в ви­ду бес­пло­дие, ко­то­рым стра­да­ла са­ма, и по­ла­га­ла это на­след­ст­вен­ным не­ду­гом.

Од­на­ко ис­пан­ский сю­зе­рен Фи­липп II, сва­тав­ший­ся к Ели­за­ве­те, под­ку­пал пра­чек, да­бы убе­дить­ся, что ко­ро­ле­ва не «ущерб­ная жен­щи­на». Та­ким об­ра­зом до­по­д­лин­но из­ве­ст­но, что мeн­ст­рya­ль­ный цикл у нее был в по­ряд­ке.

Тре­тья вер­сия – по­ли­ти­че­с­кая: бра­ч­ные иг­ры ко­ро­ле­вы бы­ли ее глав­ным ди­п­ло­ма­ти­че­с­ким ин­ст­ру­мен­том, по­з­во­ляв­шим вли­ять на си­ту­а­цию в Ев­ро­пе. Сто­и­ло ей вый­ти за­муж – и рав­но­ве­сие ме­ж­ду стра­на­ми на­ру­ши­лось бы. А так, на ко­рот­ком по­вод­ке у Ели­за­ве­ты хо­ди­ли в же­ни­хах де­сят­ки вли­я­тель­ных лиц и ни­кто не де­лал ре­з­ких по­ли­ти­че­с­ких дви­же­ний. Она пер­ма­нент­но на­хо­ди­лась в «об­ру­чен­ном» со­сто­я­нии.

На­при­мер, сва­тов­ст­во од­но­го из фран­цуз­ских гер­цо­гов дли­лось це­лых де­сять лет!

Ес­ли рас­сма­т­ри­вать ис­то­рию 45-лет­не­го пра­в­ле­ния Ели­за­ве­ты че­рез приз­му ли­ч­ных от­но­ше­ний, то ста­нет оче­вид­ным, что это ис­то­рия муж­ских пре­да­тельств. И тут не обош­лось без па­пень­ки. Па­па ко­роль Ген­рих VIII сна­ча­ла каз­нил ма­му Ан­ну Бо­лейн, а по­том объ­я­вил всех ее де­тей, вклю­чая трех­лет­нюю Ели­за­ве­ту, не­за­кон­ны­ми и со­слал по­даль­ше от дво­ра.

Впро­чем, пра­во на­сле­до­ва­ния пре­сто­ла за ней ос­та­лось, но очень ил­лю­зор­ное, в по­ряд­ке оче­ре­ди за дру­ги­ми брать­я­ми и се­ст­ра­ми. Кон­ку­рен­ция оз­на­ча­ла по­сто­ян­ную уг­ро­зу жиз­ни. Ели­за­ве­та от­вле­ка­лась от мра­ч­ных мы­с­лей при по­мо­щи об­ра­зо­ва­ния.

Гу­вер­не­ры рас­ска­зы­ва­ли, что в шесть лет она бы­ла так же сте­пен­на и серь­ез­на, как в со­рок. Ее учи­ли про­фес­со­ра из Кем­б­рид­жа (древ­ние и со­в­ре­мен­ные ино­стран­ные язы­ки, ис­то­рия, ри­то­ри­ка, мо­раль – все, че­му обу­ча­ли маль­чи­ков), от­ме­чая у уче­ни­цы муж­ской склад ума.

К тро­ну Ели­за­ве­та при­шла че­рез че­ре­ду смер­тей: сна­ча­ла умер брат — ко­роль Эду­ард VI (у не­го бы­ло сла­бое здо­ро­вье), за­тем две не­де­ли у вла­сти про­бы­ла дво­ю­род­ная се­ст­ра Джейн Грей, эту 17-лет­нюю де­вуш­ку тай­но каз­ни­ла и взош­ла на трон се­ст­ра Ма­рия I (Кро­ва­вая ко­ро­ле­ва).

Вско­ре она умер­ла от во­дян­ки, и на­стал че­ред Ели­за­ве­ты, ко­то­рая поз­же каз­ни­ла дру­гую дво­ю­род­ную се­ст­ру – шот­ланд­скую ко­ро­ле­ву Ма­рию Стю­арт, же­ну бра­та Эду­ар­да, имев­шую пра­ва на ан­г­лий­ский трон.

Бу­ду­чи са­мой об­ра­зо­ван­ной жен­щи­ной Ан­г­лии, Ели­за­ве­та ста­ла за­ло­ж­ни­цей соб­ст­вен­ной уче­но­сти: зна­ком­ст­во с куль­тур­ным на­сле­ди­ем убе­ди­ло бу­ду­щую ко­ро­ле­ву в мы­с­ли, что в ми­ре муж­ских цен­но­стей жен­щи­на – лиш­нее су­ще­ст­во. По­э­то­му, взой­дя на трон, она не до­ве­ря­ла муж­чи­нам.

Боль­ше то­го, она их пре­зи­ра­ла: на­зы­ва­ла «мар­тыш­ка­ми», по­свя­ща­ла в шу­ты (и они со­г­ла­ша­лись), пуб­ли­ч­но по­сы­ла­ла к чер­ту, не­взи­рая на ста­тус.

К со­жа­ле­нию, ре­аль­ность под­твер­жда­ла ее опа­се­ния. Ко­г­да Ели­за­ве­та тя­же­ло за­бо­ле­ла ос­пой, один из ее фа­во­ри­тов граф Ле­с­тер со­брал ты­ся­ч­ную ар­мию сто­рон­ни­ков и чуть ли не под ок­на­ми ждал ко­ро­лев­ской смер­ти, что­бы за­хва­тить власть.

Ее по­с­лед­няя лю­бовь – граф Эс­секс во­об­ще под­нял вос­ста­ние. Он был на 33 го­да мо­ло­же Ели­за­ве­ты, го­ря­чий и са­мо­лю­би­вый пол­ко­во­дец-не­уда­ч­ник. Мог по­вер­нуть­ся к ко­ро­ле­ве спи­ной и да­же вы­хва­тить меч в от­вет на ее оп­ле­у­ху, вой­ти в мо­нар­шие по­кои без до­к­ла­да и пе­ре­спать с лю­бой слу­жан­кой. Ели­за­ве­та его каз­ни­ла.

Един­ст­вен­ным муж­чи­ной при дво­ре, ко­то­ро­му ко­ро­ле­ва до­ве­ря­ла без ог­ляд­ки, был Уиль­ям Се­сил. Аб­со­лют­но пре­дан­ный и му­д­рый друг, за все го­ды ни­ко­му не уда­лось его ку­пить. Ис­то­ри­ки счи­та­ют, что бла­го­да­ря его со­ве­там эпо­ха пра­в­ле­ния Ели­за­ве­ты бы­ла на­зва­на «зо­ло­той». Но он един­ст­вен­ный не пы­тал­ся по­нра­вить­ся ко­ро­ле­ве как муж­чи­на, по­то­му что был сча­ст­ли­во же­нат.

За­вер­ша­ю­щей оди­но­кой но­той в судь­бе ко­ро­ле­вы-дев­ст­вен­ни­цы ста­ло от­вра­ще­ние от нее на­ро­да, ко­г­да-то воз­не­с­ше­го ее на трон. Про­стой люд не по­ни­мал: как это — ба­ба – и не хо­чет за­муж, не хо­чет ро­жать? Слу­хи хо­ди­ли са­мые не­ве­ро­ят­ные: от мно­го­чи­с­лен­ных де­тей-уб­люд­ков до вро­ж­ден­но­го урод­ст­ва Ели­за­ве­ты.

Им бы­ло не­вдо­мек, что на­след­ник мог бы по­слу­жить уг­ро­зой жиз­ни ма­те­ри: ее де­то­род­ная функ­ция бы­ла бы вы­пол­не­на – и от Ели­за­ве­ты мо­ж­но бы­ло бы из­ба­вить­ся. К кон­цу ее жиз­ни в стра­не на­ча­лись бун­ты и го­лод. При­бли­жен­ные ее иг­но­ри­ро­ва­ли. «Не умер­ла, а уже по­гре­бе­на», — го­во­ри­ла она о се­бе. Ей да­ли уме­реть сво­ей смер­тьюв 70 лет, а трон она за­ве­ща­ла Яко­ву – сы­ну Ма­рии Сю­арт и бра­та Эду­ар­да.

Оцените статью
Король Фи­липп II, сва­тав­ший­ся к Ели­за­ве­те, под­ку­пал пра­чек, да­бы убе­дить­ся, что ко­ро­ле­ва не «ущерб­ная жен­щина»
Вместе 18 лет. Красавец-актёр Илья Носков и его жена с неприметной внешностью