Ледяная вода и чай с хлебом вместо ужина. Судьба девушек из института благородных девиц, откуда хотелось сбежать

Несмотря на престиж заведения, его воспитанницам приходилось совсем непросто.

Однажды императрица Екатерина II всерьез задумалась о том, чтобы в России, наконец, занялись образованием и воспитанием женщин. Она была убеждена, что образованная дама принесет пользу обществу во многих сферах жизни — и социальной, и просветительской, и семейной.

В 1764 году по ее указу в Санкт-Петербурге открыли Императорское воспитательное общество благородных девиц. Позднее оно получило название Смольный институт благородных девиц. Это было первое в стране женское учебное заведение.

Изначально его воспитанницами становились дочери дворян и чиновников высшего ранга. Но вскоре в заведении открыли второе отделение, куда принимали и девушек из всех недворянских сословий, кроме крепостных крестьян.

Всем воспитанницам преподавали французский язык — на нем говорили даже вне уроков. А еще девочек учили танцам, домоводству. Они изучали Закон Божий, но точные науки затрагивали лишь вскользь.

Несмотря на весь престиж заведения, его воспитанницам порой приходилось совсем непросто.

Девочки на 12 лет были оторваны от родителей

Продолжительность обучения в институте сначала составляла 12 лет. Императрица Екатерина II была убеждена, что этого времени достаточно, чтобы создать «новую породу человека». Девочки поступали в 6 лет, а выпускались в 18. Правда, потом срок обучения сократили до 9 лет: в институт брали девочек чуть более старшего возраста — 8-9 лет.

Главным условием была полная изоляция воспитанниц от их родственников. Ни при каких обстоятельствах они не могли поехать в отчий дом, даже если кто-то из близких тяжело болел или умирал.

Когда родители отдавали своих дочерей в этот институт, они обязательно подписывали документ, что не будут забирать их домой до окончания учебы. Конечно, для многих воспитанниц это было тяжелейшим испытанием — годами не видеть родные лица.

Чуть легче было тем воспитанницам, которые жили в Санкт-Петербурге. Изредка их могли навещать родители, но только в присутствии классных дам. Остальные девушки общались с семьями только с помощью писем, которые сначала изучало руководство заведения. Если же девицы показывали, что скучают по своему дому, их при всех высмеивали.

Запрет на общение с родственниками смягчили лишь в 1859 году после реформы педагога Константина Ушинского.

Девицы спали в холоде и плохо питались

С первых дней обучения и до его окончания воспитанницы института мечтали не о шоколаде и других сладостях, но просто о сытной еде. Питание было очень скудным и однообразным: каша и кусок хлеба с маслом на завтра, бульон с мясом на обед, а ужинали всего лишь чаем с хлебом. Если у девиц были карманные деньги, они могли тайком купить какие-то вкусности у прислуги.

Александра Соколова училась в Смольном институте благородных девиц в 1840-х годах. В своем дневнике она рассказала, насколько плохим было питание в заведении. Тогда в институт неожиданно приехал император Николай I. Он зашел в здание с черного входа и сразу же заглянул на кухню. В тот момент там варили уху, которую и решил попробовать государь.

«Даже дешевой рыбы пожалели… Н-да… Моих солдат лучше кормят!», — раздосадованно сказал император.

В осенние и зимние месяцы залы и спальни института не прогревались выше 12-16 градусов. А спать приходилось в тонких ночных рубашках под тонким одеялом, которое в такой холод совсем не согревало. А ранний подъем в 6 утра и умывание ледяной водой вряд ли поднимали настроение. Зимой вода в кувшинах застывала моментально, но умываться по утрам все равно приходилось.

Обстановка в комнатах воспитанниц была спартанской: кровати с жесткими матрасами, прикроватные тумбы и стулья. Интерьер скорее напоминал казарму, чем девичьи спальни.

Терпели прилюдные унижения от учителей

В институте классным дамам запрещалось применять физические наказания. Но это не означает, что девиц не наказывали. Воспитательницы нашли иной способ повлиять — унизить прилюдно, пусть даже за незначительную ошибку.

Например, если девушка плохо заштопала носок на уроке, его прикрепляли на самое видное место на ее форме. И все смеялись над ней, потому что она ничего не умеет делать. За какие-то действия воспитанниц наказывали тем, что запрещали завтракать, обедать и ужинать за столом. Принимать пищу можно было в общей столовой, но только стоя.

Классные дамы вообще не любили девиц, которые имели свою точку зрения и пытались ее выразить, а также показывали свой характер. Тогда считалось, что примерная жена не должна выпячивать себя, а быть покорной во всем. Вот и приучали к этому с ранних лет.

Страдали от любви к пожилым учителям-мужчинам

Единственные мужчины в институте, с которыми регулярно общались девочки, были учителя и врачи. Руководство заведения тщательно выбирало преподавателей: немолодые мужчины обязательно должны были состоять в браке. А еще приветствовались изъяны во внешности. Считалось, что все эти условия отпугнут романтичных барышень.

Но природа брала свое: в подростковом возрасте девицы увлекались «пожилыми» учителями и страдали от безответной любви. У них попросту не было перед глазами других мужчин, в которых можно было бы влюбиться.

Конечно, сегодня такие суровые условия проживания и воспитания в этом женском заведении кажутся дикостью. Но тогда преподаватели были убеждены, что подобная строгость прививала умение довольствоваться малым.

А этот навык не позволял в дальнейшем отчаиваться даже в самых сложных ситуациях. Кстати, многие выпускницы по окончании института удачно выходили замуж и становились лучшими женами и матерями.

Оцените статью
Ледяная вода и чай с хлебом вместо ужина. Судьба девушек из института благородных девиц, откуда хотелось сбежать
За 27 лет брака у Вадима Спиридонова так и не было детей. Как выглядит его вдова после трагического ухода актера