Несчастье пустой колыбели

Здесь, в Зеркальном зале роскошного королевского дворца, который навевал ассоциации с «Тысяча и одной ночью», хрупкая и нежная Сорайя, стоявшая на свадебной церемонии, в свадебном платье от Christian Dior и в великолепных украшениях, очень надеялась стать счастливой.

Невеста весила всего сорок килограммов и находилась на грани обморока. В честь свадьбы дворец был украшен полутора тоннами тоннами орхидей, тюльпанов и гвоздик, присланных самолетом из Нидерландов, а гостей было 1600 человек.

…Она родилась в 1932 году и получила имя Сорайя, что означало «Семь звезд». Своей экзотической красотой была обязана необычному смешению кровей. Ее отец, Халил Исфандияри, происходивший из старинного иранского рода, занимал пост в дипломатическом корпусе, а мать Ева была немкой.

Раннее детство Сорайи прошло в Берлине. Когда ей исполнилось пять лет, семья переехала в Иран. Тогда же у девочки появился младший брат.

Сорайя росла любознательной, подвижной, живой и родители в ней души не чаяли. В Иране ее отдали в немецкую школу, а когда ей исполнилось четырнадцать отправили в женский пансионат в Цюрихе. Она свободно говорила по-французски и учила английский.

«Школьницы приехали со всех концов света: из Италии, Индонезии, Южной Америки, Греции, Испани,  — рассказывала в своих мемуарах Сорайя. — Как и я, они здесь для того, чтобы потом стать дамами общества, совершенными женами. Нас учили хорошим манерам, а также танцевать и готовить.

Все вместе мы ходили на лыжах. Мы беседовали о живописи, литературе, искусстве. Мы сравнивали обычаи наших стран, дискутируем о политике и теологии — и одновременно завивали себе локоны. Мы соответствовали той жизни, для которой нас готовят наши родители».

Затем Сорайя изучала английский язык в Лондоне и жила неподалеку от Сент-Джеймского парка. Здесь ее как-то сфотографировал кузен Гударз Бахтиари. Фотография попала в руки к иранским родственникам и ее случайно увидел недавно разведенный шах Мохаммед Реза Пехлеви. Внешность девушки пленила его: зеленые кошачьи глаза, капризно изогнутые пухлые губы, густые темные волосы.

Сорайя мечтала стать актрисой, но отец категорически был против и посоветовал подумать о будущем: найти достойного мужа и создать семью. На ужине в иранском посольстве Сорайя познакомилась с принцессой Шамс, сестрой иранского шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. Приглашению девушка не удивилась: члены ее семьи уже давно занимали должности в правительстве и дипломатическом корпусе Ирана.

Шамс и Сорайя подружились и даже вместе летали в Париж обновить гардероб. Общаясь с милой и воспитанной Сорайей, принцесса Шамс передала брату:

— Она настоящее сокровище! Сорайя рождена, чтобы стать королевой. Она красива, превосходно образована и обладает приятными манерами.

Вскоре Сорайе пришло официальное приглашение в иранский дворец шаха. С родителями она отправилась в Тегеран. К встрече с будущим женихом Сорайя готовилась тщательно. Ее проинструктировала принцесса Шамс и посоветовала как выбрать приличествующие случаю платье, обувь, макияж и духи. Сорайе удалось произвести впечатление: она была чудо как хороша и обладала яркой индивидуальностью.

Знакомство с шахом, который был на тринадцать лет старше, потрясло молоденькую Сорайю.

«Все встали со своих стульев. Передо мной стоит шах в генеральской униформе иранской армии. Он производит на меня сильное впечатление, я нахожу, что он великолепен и неотразим. Я им всецело очарована. Он просто ослепителен… Да, для меня это была любовь с первого взгляда», — вспоминала она.

Сорайя знала о причинах, побудивших шаха искать вторую жену. Первая супруга, принцесса Египта Фавзия, вышла замуж 15 марта 1939 года за Мохаммеда Реза Пехлеви и родила ему дочь. Брак был заключен по политическим соображениям.

Отношения супругов не сложились: шах постоянно изменял ей и Фавзия была глубоко несчастна. Властная мать Мохаммеда Резы видела в невестке соперницу в борьбе за любовь своего сына и всячески унижала принцессу Фавзию.

Одна из сестер шаха разбила об голову Фавзии вазу, а шах пальцем не пошевелил в защиту жены. Фавзия вернулась в Египет и потребовала развода, который состоялся в 1948 году. Теперь шаху нужен был наследник.

Сорайю эти факты не насторожили. Жизненный опыт у нее был небольшой, а родители только и мечтали о том, что их дочь скоро станет королевой Ирана.

После торжественного приема, как только Сорайя с родителями вернулись в свои апартаменты, раздался ночной звонок. Очарованный манерами, внешностью и образованностью девушки, шах не мог дождаться утра и попросил руки Сорайи у ее отца. Днем юная леди получила кольцо с бриллиантом в 22 карата и ответила: «Да». На следующий день все газеты написали о помолвке. Родители Сорайи ликовали.

То ли из-за волнений, то ли из-за слабого здоровья, Сорайя вскоре почувствовала себя нехорошо. Первоначально пара планировала пожениться 27 декабря 1950 года, но церемония была отложена из-за проблем со здоровьем невесты.

Шах был в отчаянии и не находил себе места. У Сорайи поднялась температура, она стремительно теряла вес. По дворцу поползли слухи, что вторая сестра шаха Ашраф, виновата в ее болезни. Поговаривали, что в пищу девушки специально занесли сальмонеллы, которые вызвали воспалительный процесс.

Свадьбу пришлось перенести на 12 февраля 1951 года. В этот день начался сильный снегопад. При дворе все радостно вздохнули:

— Хороший знак! Молодожены будут счастливы.

Похудевшая и взволнованная невеста еле держалась на ногах. Платье невесты пришлось ушивать, но сильная духом Сорайя решила не отказываться от тяжелого шлейфа. Жених увидел капельки пота на лице Сорайи и предложил ей опереться на его руку. Мохаммед приказал отрезать шлейф платья ножницами и девушка вздохнула с облегчением.

Когда ее спросили, готова ли она выйти замуж за шаха, она произнесла:

— Да.

Среди свадебных подарков были норковая шуба и настольный телефон с черными бриллиантами, отправленные Иосифом Сталиным, чаша из штойбенского фарфора, созданная Сидни Уо и присланая президентом США Гарри Трумэном и его супругой, и серебряные подсвечники георгианской эпохи от короля Великобритании Георга VI и королевы Елизаветы.

Потекли спокойные дни счастья. Первые два года брака были прекрасными. Шах баловал молодую жену подарками и драгоценностями. Супружеская чета много времени проводила вместе: они катались верхом в предгорьях Шемирана, утраивали вечеринки для родственников, играли в теннис и летали на личном самолете шаха. Муж выполнял любой ее каприз.

Сорайя была убеждена, что любима мужем как никто до этого, несмотря на то, что обе золовки ревновали ее к Мохаммеду и соперничали за ее благосклонность, а свекровь постоянно мучила ее вопросом:

— Когда вы осчастливите нас наследником? По-моему, уже пора.

Сорайя молчала: она еще не была беременна. Она все чаще грустила и занималась обустройством резиденции на проспекте Пастера, где они с мужем проводили время. Декораторы постарались и отделали виллу на славу: светлые тона, изысканные драпировки, мебель в стиле Людовика XIV. Вот только в одну комнату, где стояла детская колыбель, она не любила заходить.

Сорайя стала еще красивее, в прессе ее называли «принцессой с грустными глазами». С каждым годом брака ее надежды стать матерью таяли. Венценосная семья стала обвинять Сорайю в бесплодии.

Сорайя писала в своих воспоминаниях: «Я знаю, что он хочет от меня ребенка, ребенка, который однажды унаследует его трон; ребенка, в котором я отказала шаху в первый год нашей жизни, потому что была слишком больна и молода…»

Наконец, супруги решились обратиться к американским врачам и выяснить причину, по которой они еще не стали родителями. Помимо малоприятных посещений врачей, чета побывала в Голливуде. Сорайя была очарована и наслаждалась встречами со звездами американского кино во время своего пребывания в Лос-Анджелесе — Хамфри Богартом, Грейс Келли, Лорен Бэккол.

Фотография королевы Сорайи, катающейся на водных лыжах в Майами в бикини, вызвала чрезвычайные споры в Иране. Сорайя была широко осуждена за аморальность из-за купальника и фотография была запрещена в Иране.

Тем временем врачи подготовили окончательное заключение. Обследования показали, что у Сорайи были особенности строения репродуктивной системы: ее матка была недоразвитой, словно у девочки.

Сорайя пыталась лечиться в Швейцарии и Франции, но тщетно. Они с мужем любили друг друга и мысль о расставании была для них обоих такой болезненной, что еще несколько лет они пытались сохранить этот брак.

Спустя семь лет брака шах сказал, что хочет взять вторую жену для рождения долгожданного наследника. Разговор был очень тяжелым. Был еще один вариант: изменить конституцию, что позволило бы младшему брату шаха занять престол после его смерти. Но против этого решения восстало все правительство Ирана.

Тут вмешалась сама судьба: единственный брат шаха, Али Реза Пехлеви I, погиб в авиакатастрофе 17 октября 1954. У Мохаммеда больше не было другого выбора.

Шаху нужен был сын, чтобы удержать престол, но Сорайя даже не хотела слышать о многоженстве. Пусть даже сердце Мохаммеда всецело принадлежало ей, а вторая жена была нужна только для деторождения. Жизнь Сорайи больше не напоминала сказку «Тысяча и одна ночь».

14 февраля 1958 года, в День Святого Валентина, Сорайя сожгла свои личные письма, упаковала вещи, покинула резиденцию и отправилась к родителям в Германию. Там ее застало решение Мохаммеда о разводе. Развод дался очень тяжело им обоим. Они действительно любили друг друга и оба страдали.

Получив развод, 25-летняя Сорайя была разбита и уничтожена. Надо отдать должное, Мохаммед поступил с ней благородно: оставил ей титул принцессы и дипломатический паспорт, купил экс-супруге пентхаус в Париже стоимостью 3 миллиона долларов США, выплачивал ей ежемесячные алименты в размере 7000 долларов США, подарил Rolls-Royce Phantom IV 1958 года, Mercedes-Benz 300 SL и элитные драгоценности.

Некоторое время Сорайя жила в Риме с разбитым сердцем затворницей. Она сняла красивую виллу, расположенную среди виноградников, в тридцати минутах езды от Рима. Ее старые друзья приходили и составляли ей компанию. Мохаммед звонил ей каждый день и они подолгу беседовали, а потом звонки прекратились…

Летом, когда в Риме стало слишком жарко, она отправилась в Северную Европу и некоторое время жила в Кельне со своей матерью, с которой чувствовала себя в безопасности.

Период печали и бесцельной жизни, казалось, не имел для нее конца. Теперь одна, без какой-либо помощи или защиты императорского двора, она должна была все делать сама, и еще тяжелее было то, что теперь ей снова предстояло научиться жить жизнью обычной женщины. Она была одинока, напугана и не уверена в своем будущем. Ее единственная безопасность и утешение были в ее ближайших родственниках.

Сорайя стала излюбленным объектом папарацци и ей было не скрыться от их назойливого внимания. Бермуды, Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Рим, Мюнхен… Она пыталась найти место, где ей будет спокойно и комфортно.

Узнав, что шах обручился с принцессой Фарой Диба, Сорайя почувствовала, что с ее души свалился камень: обратного пути не будет. Ей 26 лет и она вспоминает свою девичью мечту — стать актрисой.

Сорайя едет в Лос-Анджелес на встречу с итальянским продюсером Дино де Лаурентисом, который приглашает ее сняться в его новым фильме. Но, увы — проект провалился.

На съемках она знакомится с молодым режиссером Франко Индовина, с которым у нее завязывается роман. Франко был женат и имел двоих детей. Это были отношения без будущего, возлюбленный обещал ей, что с женой вот-вот разведется.

Через несколько лет, в мае 1972 года, Франко погибает в авиакатастрофе. У Сорайи также были романы с актером Максимилианом Шеллом и миллионером Гюнтером Заксом. Но это не принесло ей счастья.

Сорайя переезжает в Париж, где живет достаточно уединенно. Она страдала депрессией и изредка посещала вечеринки. В конце жизни Сорайя злоупотребляла алкоголем.

69-летняя Сорайя умерла 26 октября 2001 года от инсульта одна в своей квартире на улице Монтенть, 46. По странному совпадению это произошло в день рождения ее бывшего мужа.

Правда, того не было уже в живых. Шах скончался от лимфомы в июле 1980 года в возрасте 60 лет. Узнав о его болезни, Сорайя написала ему письмо и попросила о встрече с ним.

Она нашла силы признаться, что все еще любит его и хочет увидеть в последний раз.

Мохаммед был очень тронут, но ответил, что он также все еще любит ее и тоже хочет увидеть в последний раз, но поскольку его супруга неотлучно находится рядом с ним, это создаст определенные проблемы. Кстати, в третьем браке у шаха родилось четверо детей: два сына и две дочери.

Третья супруга шаха, принцесса Фара Диба всегда ревновала мужа к Сорайе и говорила: «Тень принцессы Сорайи очень долго лежала между нами».

Оцените статью
Несчастье пустой колыбели
Леонид Кулагин: «первый секс-символ СССР», или «уходящая натура»?