Однажды я спросила мужа: «Почему люди не летают?» И знаете, что он мне ответил: «Только потому, что не хотят!»

Феномен Дэниела Хьюма, появившегося на свет 20 марта 1833 года в Шотландии, вблизи Эдинбурга, остается величайшей загадкой.

Его отец, разорившийся фермер из шотландской деревушки Карри под Эдинбургом, очень кичился своим благородным происхождением, утверждая, что он — внебрачный сын английского графа. На самом деле он был всего лишь горьким пьяницей, нещадно колотившим жену и детей. Однажды в припадке ярости он выгнал Дэна из дома. Слава богу, мальчишку забрала к себе тетка. Через пару лет она увезла его в Америку.

Но там Дэниел заболел и слег. Врачи подозревали туберкулез. Оставалась одна радость — книги. Частенько, зачитавшись до полуночи, Дэн просыпался с головной болью и рассказывал тетке о том, что в будущем случится у соседей. Как ни странно, порой его «предсказания» сбывались. Тетка пугалась, водила племянника в церковь, но он упрямо продолжал рассказывать свои сказки.

В 1850 году семнадцатилетнему Дэну явилась во сне мать. Проснувшись в холодном поту, он поведал о дне и даже часе ее смерти. Какой ужас обуял миссис Маникл, когда пришло письмо с подтверждением этого страшного события. Тетка истошно завопила: «Ты привел дьявола в мой дом, убирайся вон!»

Хьюм оказался на улице во второй раз и сам теперь должен был заботиться о куске хлеба. Чтобы заработать на пропитание, пришлось вспомнить о своих странных способностях, благо спиритизм в Америке входил в моду. Порой он дурил доверчивых дамочек, но иногда случалось такое, что Дэн и сам не мог объяснить. Сначала накатывал жуткий страх, затем незримая волна подхватывала его, и Дэн начинал говорить быстро-быстро, причем явно не своим голосом.

На демонстрацию способностей молодого дарования мгновенно слетелись репортеры окрестных газет. Они надеялись разоблачить мошенника. Однако журналисты не нашли никаких подвохов. Хьюм на одном из своих сеансов впервые продемонстрировал способности к левитации, показав, что может поднимать предметы в воздух.

Медиум также давал возможность очень четко увидеть почивших родичей, пообщаться с ними, получить важную информацию о потерянных документах, тайниках с ценностями. Полученные от духа сведения тут же тщательно перепроверялись.

Редактор одной американской газеты так описывает его первый знаменитый полет: «Хьюм вдруг стал отрываться от пола, что явилось полной неожиданностью для всей компании. Я взял его за руку и видел его ноги — он парил в воздухе в футе от земли. Борьба самых разных чувств — попеременные всплески то страха, то восторга заставили Хьюма содрогнуться с ног до головы, причем было видно, что он потерял дар речи в этот момент.

Через какое-то время опустился, потом снова взмыл над полом. В третий раз Хьюм поднялся к самому потолку и слегка коснулся его руками и ногами».

«Я встречалась с ним четырежды. Я чувствовала прикосновение невидимой руки к моему пальцу. Видела, как тяжелое золотое кольцо перемещается от одного человека к другому. Мой платок сам по себе отлетел от меня, а вернулся уже завязанный узлом…

Сам он — бледный, привлекательный молодой человек болезненного вида, во внешности которого нет ничего, что могло бы очаровать или испугать. Это замечательно. Я так рада, что познакомилась с ним…» — вспоминала королева София Вюртембергская.

Уличить медиума пытались многие. Сохранилось его письмо: » Меня не раз пытались уличить в мошенничестве. Американская полиция даже заводила дело, но никаких свидетельств обмана не обнаружила. Да и не могла найти: из своей деятельности я не извлекаю корысти и не беру за сеансы денег. С уважением, Дэниел Хьюм».

Слава молодого медиума росла. Когда он прибыл в Париж в октябре 1856 года, его пожелали видеть во дворце Наполеона III в Тюильри.

…Императрица Евгения, желая узнать будущее вела себя нервно: она теребила любимое коралловое ожерелье. В какой-то момент нить порвалась и кораллы рассыпались. Лицо Евгении помрачнело — порванное ожерелье не к добру!

Странный молодой человек загадочно улыбнулся и кинулся собирать с пола кораллы, пересчитывая их. Пересчитав, он обратился к Евгении: «Я знаю, о чем вы хотели спросить, Ваше величество! Упало пятнадцать кораллов — значит, через пятнадцать лет грянет новая революция. Но вам нечего бояться, у вас есть небесный защитник».

Взмахом руки Дэн заставил массивное кресло сдвинуться с места. Со стены упала картина, а на листке бумаги, лежавшем на столе появилась надпись: «Наполеон».

Императрица ахнула: «Это же почерк великого Бонапарта. Именно так подписывался дядя моего мужа!»

«Он и есть ваш небесный покровитель!» — сообщил медиум. На следующий день его буквально завалили приглашениями. Хьюм давал несколько сеансов в неделю, ходил по раскаленным углям, вызывал духов великих людей и почивших родственников, притягивал руками предметы и взмахом руки зажигал огонь. Все это приводило публику в восхищение и ужас.

На одном из сеансов появился Александр Дюма. Усевшись в первом ряду, он скептически наблюдал за происходящим. После очередного трюка с появлением пламени он ринулся к сцене: «А не проверить ли нам карманы этого господина? Наверняка там припрятаны фосфорные спички!»

От неожиданности Хьюм вздрогнул всем телом и взлетел… Пересек сцену и укрылся в кулисах. Зал ахнул и замер, а великан Дюма твердил в недоумении: «Вот чудеса!»

С тех пор писатель стал ярым поклонником Хьюма и принимал активное участие в его судьбе. «Я привел величайшего медиума из когда-либо живших на Земле!» — говорил он, знакомя Дэниела со своими друзьями.

Эту фразу он повторил и в памятный весенний день, когда привел Хьюма в дом своего почитателя, русского графа Григория Кушелева-Безбородко. Хьюма прознакомили с хозяином и его гостями — генералом Иваном Христиановичем Кролем и его семнадцатилетней дочерью Александрой.

…Дэниел посмотрел на кареглазую Сашу и понял: это судьба! Последовало бурное ухаживание и трепетные встречи. Увы, через пару месяцев император отозвал Кроля в Россию. Хьюм впал в отчание: он не мог покинуть Париж — императрица желала постоянно иметь его «под рукой» для советов.

Дело сладил Дюма, уговорив Евгению отпустить Хьюма с ним в недолгий вояж по России. Вскоре Дюма уехал на Кавказ, а Хьюм остался в Петербурге в надежде получить руку и сердце Александры. Однако родственники девушки заупрямились, дав понять, что без одобрения императора свадьбе не бывать.

Помог случай: медиум получил приглашение в Зимний дворец. В сопровождении Кроля Хьюм вошел в царские покои и увидев Александра II, неожиданно выпалил по-французски: «О великий крестный отец!»

Император повернулся к генералу Кролю: «Это вы рассказали, что я крестный отец вашей дочери?»

Кроль опешил: «Никак нет, Ваше величество! Верно, он и мысли читать способность имеет…»

Свадьба заморского гостя в полюстровском имении графа Григория Кушелева-Безбородко с Александрой стала главным событием петербургского сезона. Александр Дюма вместе с Кушелевым-Безбородко выступали свидетелями.

С высочайшего позволения Хьюму было позволено проводить спиритические сеансы в залах Зимнего дворца. Александр II с интересом наблюдал, как сама по себе по залу двигалась мебель и играла арфа. Затем по просьбе Кушелева-Безбородко и графа Бобринского медиум вызвал души их покойных родственников. Придворные засыпали их каверзными вопросами, пытаясь поймать Хьюма на ошибке. Хьюм не ошибся ни разу.

После сеанса Александр II скептически заметил: «Все, что вы говорили, вам могла рассказать ваша супруга!»

Хьюм склонился в почтительном поклоне: «Соблаговолите спросить об этом Александру!» Император усмехнулся: «Жена никогда не будет свидетельствовать против мужа. Что это даст? Но как вам удалось двигать мебель? Я понимаю, что вы натянули какие-то нити и расставили пружины…»

Хьюм лишь лукаво улыбался. Александр II заметил полушутя: «Попадетесь вы со своими тайнами…»

Слова русского царя не давали Дэну покоя и ему хотелось убраться подальше от Петербурга. Но Саша недавно родила сына Григория и никак не могла оправиться после родов — очень слаба, да и кашляет.

В начале 1862 года Дэниелу приснился дурной сон. Проснувшись, он понял, что обожаемая Саша не продержится долго на этом свете. 21-летняя супруга Хьюма сгорела от чахотки за считанные месяцы и он остался с годовалым сыном на руках.

Убитый горем тесть рвал и метал. Причиной несчастья он искренне считал Хьюма и употребив все свое влияние, отсудил у него не только приданое дочери, но и внука. Вскоре Дэниел получил высочайшее предписание покинуть Россию.

Он вернулся в Лондон, но злой рок словно следовал за ним по пятам. На одном из сеансов вдруг кто-то выкрикнул из зала: «А вот сейчас мы и проверим, можете ли вы летать!»

Через несколько секунд к Хьюму подбежал дюжий молодец, схватил его в охапку и выкинул из окна третьего этажа. Публика кинулась на хулигана. Завязалась потасовка, в ходе которой о медиуме забыли. Но тут двери открылись, и на пороге как ни в чем не бывало появился Хьюм.

«Он же должен был разбиться!» — волновалась публика. Смертельно бледный медиум натянуто улыбался: «Я взлетел и удачно приземлился…»

…Дэниел стоял под сводами венецианского собора Святого Марка и молился вместе с прихожанами. Благодарить Всевышнего есть за что: наконец-то закончились потрясшие всю Европу франко-прусская война и последующая смута в Париже. Хьюм вспомнил, как пятнадцать лет назад он предсказал императрице Евгении, что в 1871 году Францию ждет новая революция. Но теперь друзья пишут, что Франция постепенно оправляется от потрясений.

Как он хочет вернуться во Францию! И, главное, — не один! Дэниел снова влюблен, и его избранница опять русская. Юлия Глумилина из старинной дворянской семьи.

Когда он рассказал Юле о своей любви к Саше и маленьком Грише, которого у него отобрали, она расплакалась: «Я не столь богата и знатна, чтобы помочь тебе!»

Но теперь ему не нужны были богатые и знатные покровители — он самый известный медиум. Его наперебой приглашали августейшие особы. Хьюм женился на Юлии и поселился во Франции. Хватит колесить по свету! И с мистикой придется завязать. Да, он обладает силой внушения и в совершенстве овладел многими трюками. Он станет благопристойным гражданином и будет добиваться, чтобы опекуны его сына, назначенные генералом Кролем, позволили Грише видеться с отцом.

…Юлия, грустно вздохнув, обмакнула перо в чернильницу и закончила книгу воспоминаний: «Мой муж, Дэниел Данглас Хьюм, прожил пятьдесят три года и умер от застарелого туберкулеза. Вся его жизнь протекала на грани мистики и тайны. Люди все время пытались разоблачить его, но это никому не удалось. Да и тайна его осталась для всех неразгаданной. Однажды я спросила мужа: «Почему люди не летают?» И знаете, что он мне ответил: «Только потому, что не хотят!»

Оцените статью
Однажды я спросила мужа: «Почему люди не летают?» И знаете, что он мне ответил: «Только потому, что не хотят!»
«Никого не предал, в интригах не участвовал»: как жил актер Геннадий Юхтин