«От неё дурно пахнет», — сказал король

Портрет невесты внесли в тронный зал. Король, чтобы получше рассмотреть потенциальную супругу, даже поднялся с трона и, сделав несколько шагов вперед, остановился у портрета, задумчиво глядя на изображение миловидной женщины в великолепном, богатом одеянии. Придворные с нетерпением ждали решения монарха. И вердикт последовал.

— Хороша! — воскликнул король. — Женюсь!

Тогда еще Его Величество не знал, что художники порой немилосердно льстят своим натурщицам…

Анна Клевская родилась 21 сентября 1515 года в немецком Дюссельдорфе. Принадлежала к древнему аристократическому роду Ламарков — одному из самых знатных в Германии.

Отцом Анны был герцог Клевский Иоганн III, матерью — Мария фон Юлих-Берг. Девочка провела обыкновенное для юной немецкой аристократки детство — гуляла по лесам и долам перед замком, ходила в коровник смотреть на животных, кушала вкусные колбасы без ограничения, играла со своими двумя сестрами и братом.

Мать, герцогиня Мария, обожала своих детей и сама занималась их воспитанием. Вероятно, именно это стало причиной того, что дети так и не выучили ни французский язык, ни латынь, не умели танцевать, не знали нотной грамоты, не были обучены хорошим манерам.

Юные отпрыски герцога Клевского воспитывались в свободных немецких традициях, которые сильно отличались от французских и английских. Зато Анна и ее сестры были очень кроткими, послушными, и умели рукодельничать.

В 1527 году, когда Анне исполнилось двенадцать, девочку обручили с 10-летним герцогом Лотарингским Франсуа I. Помолвка была неофициальной, поэтому в 1535 году ее отменили.

Пока в далекой Германии Анна Клевская взрослела и наливалась соками, в Британии от родильной горячки скончалась королева Джейн Сеймур, супруга короля Генриха VIII. Генрих был известен всей Европе своим жестоким обращением с женами (он считается одним из прототипов Синей Бороды).

До Джейн Сеймур супругами короля были Екатерина Арагонская и Анна Болейн. Первую Генрих отправил в тяжелейшую ссылку, где она и умерла. Вторую, и вовсе, казнил.

Джейн Сеймур король, и правда, любил, однако, о новой женитьбе он задумался сразу же после смерти супруги. Генрих понимал, что для сохранения династии одного наследника — рожденного Джейн Сеймур принца Эдуарда — мало. Детская смертность в те годы была очень высокой, и, чтобы избежать проблем с передачей титула, королю был нужен еще один сын.

Генрих поручил своим представителям найти ему жену во Франции. Весьма привлекательным вариантом была принцесса Маргарита, дочь короля Франциска, а также прекрасные дочери герцога де Гиза — Мари, Луиза и Рене.

Королю Франциску было передано послание, что Генрих желает встретиться сразу с четырьмя девицами в Кале, чтобы выбрать из них наиболее достойную. Однако, ответ французского монарха был отрицательным, более того, Франциск написал, что француженок не выставляют «словно рысистых скакунов на ярмарке».

Поняв, что во Франции ему невесту не найти, Генрих обратил свой взор на Италию. Кристина Миланская, молодая вдова герцога Милана, была вполне выгодной партией. Однако, Кристина не пожелала выходить замуж за британского монарха, попросив его посланников передать Генриху следующие слова:

«Его Величество так быстро был избавлен от прежних королев, … что её советники полагают, будто её двоюродная бабушка была отравлена, а вторая жена безвинно казнена, а третья потеряла жизнь из-за неправильного ухода за ней после родов».

Также Кристина заявила, что она непременно бы вышла замуж за Генриха VIII, но лишь в том случае, если бы у нее было бы две головы, а не одна. В этом случае, когда его Милости будет угодно отрубить королеве голову, у Кристины бы осталась хотя бы одна.

Репутация британского монарха была настолько зловещей, что европейские короли и герцоги ни в какую не желали отдавать за него своих дочерей. И вот тогда-то английский посол в Брюсселе сообщил Его Величеству, что у герцога Клевского есть незамужняя дочь по имени Анна. Правда, посол уточнил, что он никогда «не слышал особой похвалы ни нраву ее, ни красоте».

Тем не менее, Генрих, которого первый советник Томас Кромвель настойчиво убеждал заключить брак с принцессой из какого-нибудь протестантского государства, заинтересовался Анной.

Ко двору герцога Клевского были отправлены два представителя Генриха — Николас Уоттон и Роберт Барнс. Им предстояло на месте изучить все достоинства потенциальной невесты.

Пока Уоттон и Барнс добирались до замка Шваненбург в Клеве, скончался 48-летний герцог Клевский Иоганн III Миролюбивый, передав титул своему сыну Вильгельму.

23-летний Вильгельм, несмотря на молодость, был ревностным христианином и человеком строгих правил. Принцесса Анна, а также ее сестра Амелия, были предъявлены британским посланникам в настолько громоздких платьях и больших головных уборах, что Уоттон и Барнс практически ничего не увидели.

Уоттон намекнул Вильгельму, что девушек следует предъявить в более подходящем виде. Герцог на это удивленно вопросил:

«Разве вы хотите видеть их обнажёнными?».

Уоттон и Барнс сообщили Томасу Кромвелю, что рассмотреть принцесс как следует не удалось. Советник короля немедленно снарядил в дорогу придворного художника Ганса Гольбейна, который ранее уже писал для короля портрет Кристины Миланской.

Не дожидаясь портрета, Кромвель написал Генриху:

Все восхваляют красоту леди Анны, так как и лицо и фигура её восхитительны. Она далеко превосходит герцогиню Саксонскую, как золотое солнце превосходит серебряную луну. Все восхваляют её добродетель и честность, вместе со скромностью, которая ясно видна в её наружности.

Так, фактически, был сделан выбор между Анной и Амелией. Король стал настаивать, чтобы ему доставили, в первую очередь, портрет Анны Клевской.

Герцог Вильгельм скептически относился к идее отдать сестру за английского короля. Он был уверен, что его водят за нос, и Генрих либо потребует огромное приданное, либо в последний момент найдет другую невесту и не женится на Анне.

Окончательно герцога убедило послание из Англии, в котором указывалось, что Генрих готов жениться на его сестре без приданного, но только при условии, что королю понравится портрет девушки.

И вот художник Гольбейн наконец-то закончил работу. Портрет отправился в Англию в сопровождении посланников Уоттона и Барнса.

Портрет Генриху очень понравился. Короля восхитила спокойная красота Анны, стройная фигура, ухоженные руки.

4 сентября 1539 года между Генрихом и герцогом Вильгельмом был подписан брачный договор. Несмотря на уверения британского монарха, что приданное ему не нужно, вместе с Анной в Англию отправлялись 100 тыс. флоринов, из которых 40 тыс. Генриху должны были быть выплачены в день свадьбы.

Анна Клевская отправилась в Англию с огромным эскортом из 263 придворных. Имущество принцессы и ее двора везли на 283 лошадях.

11 декабря Анна прибыла в Кале. Здесь принцесса встретилась с делегацией Генриха VIII, в которую входил адмирал Саутгемптон. Сразу после аудиенции адмирал отправил Генриху письмо, в котором сообщал, что Анна очень мила, и выбор короля выглядит более чем достойным.

31 декабря свита Анны Клевской высадилась в Рочестере.

И вот — судьбоносная встреча. 1 января 1540 года жених и невеста наконец-то увидели друг друга воочию. Генрих прибыл в Рочестер инкогнито, без свиты. Король горел нетерпением поскорее познакомиться с той, чей портрет так поразил его. По словам Генриха, он жаждал «взлелеять любовь в своем сердце». Однако, все получилось несколько иначе.

Король увидел грубоватую, очень крупную женщину с развитыми плечами, сильными руками, узким тазом и широким, некрасивым лицом, как у немецкой простолюдинки. Кроме того, принцесса не говорила по-английски.

По итогу встречи Генрих заявил:

Я не вижу ничего из того, что было представлено мне на картинах и в донесениях. Мне стыдно, что люди её так восхваляли, — и я её совсем не люблю!

Еще жестче король высказался по возвращению в Гринвич. Во время беседы с немедленно вызванным «на ковер» Томасом Кромвелем, Генрих прокричал, что вместо принцессы ему привезли «здоровенную фламандскую кобылу».

Король приказал своим юристам искать любые способы для расторжения помолвки. Но свадьба была уже назначена, и 6 января 1540 года Генриху VIII пришлось повести под венец «фламандскую кобылу».

Историки считают, что монарх не смог отказаться от свадьбы из-за давления со стороны Кромвеля, убеждавшего Генриха в том, что разрыв брака окончательно похоронит его репутацию и оставит Англию без союзников перед угрозой вторжения со стороны Испании и Франции.

Для Кромвеля эта ошибка стала роковой — уже 10 июня 1540 года всесильный советник был арестован, брошен в Тауэр, а затем казнен.

После того, как пышная свадьба отгремела, молодожены отправились в опочивальню. Наутро король прилюдно заявил:

Она вовсе не мила и от неё дурно пахнет. Я оставил её такой же, какой она была до того, как я лёг с ней.

Анне Клевской очень повезло, что она не знала английского языка…

Несмотря на нападки короля и всяческие издевательства, жители Англии вскоре поняли, что из далекого герцогства к ним приехал настоящий ангел. Женщина была невероятно добра к детям своего супруга, везде и всюду держалась с исключительным, воистину королевским достоинством, старательно изучала английский язык и постигала традиции и культуру своей второй родины.

Старшая дочь Генриха, леди Мария, презрительно отзывавшаяся о «фламандской корове», вскоре привязалась к кроткой и доброй женщине, стала ее ближайшей подругой.

Королева, которая провела детство среди полей и коровников, быстро освоилась при английском дворе. Анна выучилась музыке, танцам, научилась носить модные платья.

Единственное, что тревожило королеву — равнодушие супруга. Анна прекрасно знала о судьбе своих предшественниц, прежде всего, Анны Болейн.

Весной 1540 года стало понятно, что Британия не нуждается больше в союзе с герцогством Клевским. Новой целью Генриха стала Испания, и он всячески пытался восстановить подорванные отношения с императором Карлом V.

Анна Клевская стала обузой для короля. В марте 1540 года на тайном совете монарх сообщил своим министрам, что он собирается развестись с супругой. Министры согласились с решением Генриха, и тут же нашли сразу две причины для аннулирования брака. Первая — давняя помолвка с герцогом Лотарингским. Вторая — неисполнение королевой супружеских обязанностей.

24 июня 1540 года Анне сообщили, что она должна поехать в Ричмонд — фактически, это была ссылка. Между тем, Парламент решал, как поскорее расторгнуть брак. Были найдены (либо подделаны) документы о помолвке Анны с герцогом Лотарингским, однако, решающим фактором стала позиция самой королевы: Анна безоговорочно согласилась на развод, не предъявив мужу ни малейшей претензии.

Король был счастлив. Именно в этот момент он оценил, какой драгоценный бриллиант находился рядом с ним. Анну Клевскую Генрих назвал «своей любимой сестрой», подарил ей отличные земли с замком Хивер и назначил пожизненное содержание в 4 тыс. фунтов в год.

9 июля 1540 года Генриха VIII и Анну Клевскую наконец-то развели. Король тут же женился на своей любовнице — юной фрейлине Екатерине Говард, двоюродной сестре Анны Болейн.

Жизнь показала, что Анна Клевская поступила исключительно разумно. Уже через два года Екатерина Говард взошла на эшафот и лишилась головы: король обвинил женщину в измене с пажом Томасом Калпепером.

Между тем, Анна отлично общалась с королем, который при всех называл ее «любимая сестра». Та, кого недавно презрительно обзывали «фламандской коровой», была первой дамой и при дворах дочерей Генриха, которые нежно ее любили.

Брату Вильгельму Анна писала, что совершенно счастлива и замечательно чувствует себя в Англии.

Анна была тем самым лучиком света, что озарял темный и жестокий мир английской аристократии тех времен. Ее всюду ждали, приглашали на все мероприятия.

Когда представители герцога Клевского сообщили королю Англии, что Вильгельм согласен принять сестру обратно, Генрих ответил, что свою «любимую сестру» он никому не отдаст, Анна необходима английскому народу.

Анна Клевская — уникальный пример абсолютно свободной женщины той эпохи. Она ездила на балы, путешествовала, присутствовала на пирах и самых разных мероприятиях, наслаждалась жизнью в отличном замке в окружении многочисленных обожавших ее слуг. Никто не запрещал Анне повторно выходить замуж, но она и не подумала этого сделать.

Несмотря на все удобства, жизнь Анны Клевской получилась не очень долгой — она скончалась 17 июля 1557 года в возрасте 42 лет. Тем не менее, Анна пережила и своего бывшего мужа, и его сына, короля Эдуарда VI. Более того, она намного пережила всех жен Генриха VIII, которых, помимо Анны, у Его Величества было пять…

Такова история женщины, которая прошла путь от «фламандской коровы» до «любимой сестры» короля и всеобщей любимицы британского королевского двора.

Оцените статью
«От неё дурно пахнет», — сказал король
Совместная дорога к Храму: история Владимира Заманского и Натальи Климовой