Поленова Елена. История о том, как родственники могут сгубить личную жизнь

У художника Василия Дмитриевича Поленова была младшая сестра Елена. Тоже талантливая художница, но в отличие от брата ее личная жизнь не сложилась. А все из-за родственников, считавших что они лучше знают, кто ей нужен. Оказалось не знали…

Как все начиналось

Елена появилась на свет в 1850 году в Петербурге. Ее семья была обеспечена и влиятельна. Отец Дмитрий Васильевич Поленов трудился чиновником особых поручений при государственном канцлере. Мать Мария Алексеевна, урождённая Воейкова, была увлечена миром изобразительного искусства и смогла привить свою страсть детям.

Елена была младшим ребенком в семье. Ее ласково называли Лиля.

С самого раннего возраста Мария Алексеевна давала детям уроки рисования. Когда Елене исполнилось девять лет, она наняла студента из Академии Художеств — Павла Чистякова. Он смог научить девочку замечательно рисовать, вот только поступить в Академию художеств она не могла, так как представительниц женского пола туда в ту пору не брали.

В 14 лет Елена стала обучаться в Санкт-Петербургской рисовальной школе, где ее наставником был сам Иван Крамской.

Обучение было успешным, но в Петербурге девушка часто пребывала в состоянии меланхолии. У нее не было друзей, родители были слишком заняты и властны и Елена коротала время за чтением и рисованием.

Родители решили отправить Лилю к ее сестре Вере в Киев. Муж Веры Иван Петрович Хрущов был директором Института благородных девиц.

Весной младшая Поленова познакомилась с врачом, молодым профессором Киевского университета Алексеем Сергеевичем Шкляревским. Елена впервые в жизни влюбилась и на ее счастье чувство оказалось взаимным.

В ту пору Елене было 23 года — отличный возраст для создания семьи. Она словно летала на крыльях и жизнь ей казалась необыкновенно красочной. Упиваясь любовью, она ни от кого не скрывала свои чувства. Написала письма родным, поделилась сокровенным с сестрой Верой.

Вера скептически отнеслась к чувствам сестры, считая, что в первую очередь важна родословная кавалера. Она попросила мужа узнать побольше о Шкляревским и тот быстро «откопал» поверхностные сведения. Мол, о дворянстве сведений нет, а если и есть, то молодой человек в лучшем случае мелкопоместный дворянин. Аристократических корней нет и скорее всего ухажёр Елены мечтает попасть в их круг.

И начался полет писем и интриг. Братья Елены были рады за нее и желали ей счастья, а мать, Вера и Хрущов считали, что молодой профессор не чета их семейству.

Чем все завершилось

Пока Елена строила планы на будущее о предстоящей свадьбе с любимым человеком, ее сестра Вера вела активность по «Лилькиному делу».

Из писем Веры:

Мама решается отложить и ждать, и я совершенно с ней согласна. Мы человека не знаем, и я, признаюсь, не верю в искренность его чувств.

Дело в том, что он не довольно ценит Лилю и что его чувство к ней не довольно серьезное, — кроме того, мы не знаем ни его деятельности, ни среды, ни его самого как человека и, по — моему, не можем так рисковать Лилькой, которая, конечно, теперь находится в экзальтированном состоянии. Надо, чтобы все это успокоилось, чтобы Лилька пришла в нормальное состояние.

Не зная возлюбленного Елены, исходя из его происхождения, она вынесла довольно жестокий вердикт, а любовь сестры небрежно назвала «экзальтированным состоянием».

Вера вызвала в Киев мать и Елену увезли за границу. Потом отец отвёз дочь в Петербург.

Разлука с любимым не охладила чувства Елены. Возможно, она смогла бы пойти против мнения семьи, но она не ожидала того, что ещё придумает ее сестра.

Вера пришла к Шкляревскому и между ними состоялся разговор, после которого на отношениях с Еленой была поставлена точка. Что она ему сказала неизвестно, но после беседы с ней, он написал Лиле письмо и та плача, решила, что все разрушено.

Из писем Елены:

Когда этого не хотели мама и Вера, можно было бороться и верить в благостный исход, но теперь, что он сам этого не хочет, остается только подчиниться. Я его не виню нисколько — для меня ни на минуту не было разочарования.

Знаешь ли ты состояние полного отчаяния, — продолжает Лиля, — когда судьба отнимает в лице одного человека все, что было у тебя, если знаешь, то поймешь мое состояние.

Елена сильно переживала случившееся. У нее были даже мысли о смерти, но она преодолела их. Будучи по характеру доброй, она простила родителей и Веру, и никогда их не упрекала в том, что они разрушили ее личную жизнь.

Вот только после произошедшего она перестала верить людям.

В 1895 году, когда уже не стало Веры и отца, Елена Дмитриевна написала в письме подруге:

У меня за последние годы, лет за десять, должно быть, развилось и воспиталось, так сказать, обстоятельствами одно свойство очень нехорошее, сама знаю, и сколько я могла подметить, очень Вам антипатичное, хотя Вы прямо никогда не высказывали мне этого, свойство это состоит в том, что я вижу в людях и жду от них больше дурного, чем хорошего.

Корень этому лежит в одном событии, которое мне было очень трудно пережить, потому что как-то сразу пришлось столкнуться с отрицательными сторонами в людях дорогих и близких в такое время, когда меньше всего я могла этого ожидать.

Младшая Поленова так и не вышла замуж. Она полностью погрузилась в творческую деятельность. Она написала множество картин, создавала иллюстрации к сказкам, помогала делать музей народного искусства, ездила в экспедиции за предметами быта.

В апреле 1896 года Елена Дмитриевна ехала на извозчике по крутому спуску и ее повозка налетела на рельсы и перевернулась. Поленова сильно ударилась головой и удар оказался фатальным. Она начала болеть и скончалась спустя пару лет, в возрасте 47 лет.

Брат Елены Василий Дмитриевич Поленов был потрясен ее трагической смертью и написал:

Она неутомимо работала, можно сказать, всю свою жизнь и всё время шла вперёд, и вот, когда талант её развился и окреп, когда полная творческих замыслов, она могла бы дать ещё много высокодаровитого и интересного, жестокая судьба её убивает

Оцените статью
Поленова Елена. История о том, как родственники могут сгубить личную жизнь
Жена и дети Адриано Челентано: судьбы наследников знаменитого итальянца