«Принцесса родила от собственного отца». Загадочная история французского двора

Сразу скажу — свечку никто не держал. Но нравы отца были такими, что слухи упорно ходили. В роли чудовищного отца в данном случае выступает король Франции Людовик Пятнадцатый. А в роли неправильно любимой дочери — принцесса Аделаида.

Собственно, Бурбоны в этом плане были такими людьми, что от них можно было ожидать чего угодно.

В конце я дам ссылку на подборку своих материалов об этих людях, а сейчас просто скажу, что обстановка и французского общества и французского двора тогда была, видимо, далека от совершенства в плане нравов.

Людовик Пятнадцатый сел на престол еще ребенком, воспитание его находилось в руках разных людей, а регентом, который правил от его имени, был человек, который даже все повидавших французов возмущал своим распутством. И его, в частности, тоже подозревали в кровосмесительной связи с собственной дочерью.

Позже, как мы помним, и королеву Марию-Антуанетту вполне официально обвиняли в растлении собственного сына.

Здесь получается одно из двух — или народ Франции был весьма специфическим, и имел склонность к нездоровым фантазиям, или двор себя так вел, что ожидали от него буквально любой мерзости.

В нашем же случае дело было следующее.

Людовика (1710 — 1774 гг.) женили рано — в 15 лет, и его супруга, по ряду причин, была существенно старше. Марии Лещинской (1703 — 1768 гг.) было уже 22 года.

Людовик с энтузиазмом начал семейную жизнь и Мария стала рожать как из пулемета. Но такие частые роды сильно подорвали ее здоровье. И по совету врачей она супружеские отношения с королем прекратила — это был вопрос ее жизни и смерти.

До этого времени (1737 год), Людовик и не думал ей изменять. Он любил жену. Но после сложившейся ситуации он вдруг оскорбился, и как бы стер ее из своей жизни, сосредоточившись на мириадах любовниц. Хотя, как выяснилось уже после ее смерти, когда король внезапно для всех был просто безутешен — оказалось, что он ее все равно любил и потом…

Среди его любовниц были как долгоиграющие и хорошо известные, так и мимолетные (основная масса).

Быть любовницей короля было почетно. Любовница была вместо королевы, по факту — фигурой, оказывающей влияние (при наличии мозгов и королевской привязанности). Поэтому король иной раз думал, что выбирает дам сам, а на самом деле там, за кулисами, были битвы и интриги, дабы подсунуть ему ту или иную даму.

Тут надо заметить, что общественная мораль, как ни странно, существовала. И поведение короля было с религиозной точки зрения недопустимым. И он это знал, но решил вопрос просто — перестал исповедоваться в грехах.

То есть при дворе процветали двойные стандарты и генерировал их сам король.

Отношения Людовика с мадам Помпадур — самой знаменитой из его любовниц, были плотными всего 5 лет — с 1745 по 1750 гг. Потом у Помпадур тоже начались проблемы со здоровьем и образовался некий вакуум в личной жизни короля, потому что Помпадур пошла по пути Лещинской в этом вопросе.

И вот в этот период Людовик вдруг необыкновенно потянулся к своей дочери Аделаиде (1732-1800 гг.).

Почему именно к ней.

  • Аделаиде было на тот момент 18 лет — она была уже не ребенком и имела свое суждение.
  • Она была самой красивой из всех дочерей Людовика.
  • Она воспитывалась не вместе с младшими дочерьми — подальше в монастыре, как «брак», а при Версальском дворце, со старшими детьми короля. Людовик ее давно и хорошо знал.

Что касается старших дочерей — одна была замужем. Одна умерла почти младенцем, а еще одна умерла в 1752 году — король ее тоже очень любил, но та дочь всегда строго осуждала его забеги по любовницам, так что, видимо, для сторонних наблюдателей была вне подозрений.

  • Аделаида была умна, остроумна, с детства участвовала, благодаря месторасположению, в придворной жизни, и постоянно сопровождала отца на охоту, которую он любил. Она вообще была разносторонне талантлива, и спортивна — прекрасно держалась в седле. В 18 веке девы бледные и немощные еще в моду не вошли — ценились крепкие, кровь с молоком и физически активные.

И вот, рядом с тоскующим королем вдруг появляется такой цветок.

И они удивительно сближаются — все время вместе, и им интересно друг с другом.

Такие их отношения еще больше укрепились после смерти Помпадур и продержались до появления мадам Дюбарри — Аделаида действительно, долгие годы (почти 20 лет), была самым близким человеком для Людовика.

То есть с женой у Людовика дорожки разошлись, постоянная любовница отвалилась, другая еще не встретилась (равноценная), старшая дочь имела свою семью, еще одна — его осуждала, хотя и любила, но потом вообще умерла, младшие дочери были сперва малы, а потом не так близки — тут по-любому выходит Аделаида.

Ну должна же была быть у короля простая человеческая привязанность! Другой вопрос как далеко в этой привязанности он зашел.

Позже король так и чувствовал себя в обществе состарившейся Аделаиды и остальных дочерей, которым когда-то дал обидные имена (а может быть, он просто считал, что это остроумно), дома, в семье. И умер у них на руках.

Ну так вот, когда Аделаида возникла как звезда на отцовском горизонте, народ, который осуждал короля за разврат, увидел разврат и здесь.

Более того.

Говорили, что Аделаида родила от Людовика ребенка, и даже самого ребенка знали в лицо, и по имени.

Знакомьтесь — Людовик Мария Жак Амальрик, граф де Нарбонн-Лара (1755-1813 гг.)

Что мы здесь имеем.

И факты — «за», и факты «против» этой версии.

Факты «за» отцовство Людовика.

1. Людовика назвали Людовиком — как и короля. Возможно — совпадение, а возможно — это намек.

2. Он был похож на короля внешне (а может просто все французы на одно лицо)).

3. Его карьера военного изначально продвигалась весьма быстро (но как потом он доказал своей службой у Наполеона — вполне заслуженно), так что этот пункт под сомнением.

4. Его официальный отец за 8 лет до его рождения был покалечен на войне таким образом, что детей иметь не мог.

5. Его мать была молода и красива и находилась при дворе замужней дочери Людовика. Фрейлиной.

Факты «за» материнство Аделаиды.

Как таковых их нет.

Есть домыслы.

Но… есть нюансики.

1. У четы де Нарбонн-Лара был еще старший сын, тоже чудесно рожденный на фоне немощи официального отца (в 1749 году), но относительно его такие слухи не ходили. То есть короля ему в отцы приписывали, а вот Аделаиду в матери — нет. Хотя юный возраст Аделаиды помехой быть не мог — Франсуаза была моложе ее на 2 года.

2. Позже Аделаида сильно приблизила к себе Франсуазу, и очень выделяла ее из рядов других придворных,

3. Франсуаза странно себя вела с принцессой. Не стеснялась выносить ей мозг.

Было это, как правило, по такой цепочке.

Сперва Людовик, который официально сын Франсуазы, что-то натворит. Например, сильно проиграется в карты.

Он выносит Франсуазе мозг на ему «мне нужны деньги!!!!!»

Франсуаза идет к Аделаиде, устраивает истерику, и та дает деньги. Сколько надо — столько и дает. Всегда.

В итоге парень живет на широкую ногу и ни в чем себе не отказывает.

С одной стороны — мы видим как бы благодарность и материнские чувства со стороны Аделаиды, а с другой — кто знает, что там произошло — может это другое… А может она брату помогала? Ведь если отцом Людовика-младшего был ее отец — почему бы ей не позаботиться о брате?

Другое дело, что у отца бастардов было полно, по слухам — еще один рос прямо в той же семье, что и Людовик (его звали Филипп), причем рос — на общих условиях. Спартанских. Всех деньгами осыпать — казны не хватит…

В общем — это все подозрительно.

Факты против участия королевской семьи в рождении Людовика.

1. Франсуаза была молода и красива и находилась во время рождения сына при дворе замужней дочери Людовика. В Италии. От Людовика Пятнадцатого далековато, хотя, конечно, если ее госпожа приезжала навестить семью и родину — она могла ее сопровождать.

2. Это коллективный бред, и все домыслы высосаны из пальца людьми с нездоровой фантазией. И такое может быть.

Так или иначе — правды не знали современники (а очень хотели — интересно-то как!!!), правды не знаем мы, а всю сопутствующую ситуацию я вам описала.

Чем дело закончилось.

Все умерли.

Король — от оспы,

Аделаида — в изгнании, последней из своей семьи,

граф Людовик де Нарбонн-Лара — от тифа.

Всех пережила Франсуаза. Но свои тайны не раскрыла.

Оцените статью
«Принцесса родила от собственного отца». Загадочная история французского двора
«Первый муж случайно от меня пострадал. Как от метеорита»: Дина Рубина и её боль