«Работала «на панели» и понимала толк в любви». Как простушке из провинции удалось стать супругой генерального секретаря

Жизнь супруги императора, короля, наследного принца, политического лидера и генсека в любой стране всегда привлекает к себе повышенное внимание. Обычно, все они так и остаются в тени своих известных мужей и ведут жизнь, очень далекую от политики.

Но есть и такие, кто вовсе не готов быть простой домохозяйкой, кашеварить у плиты и нянчить детей. Такие жёны всю жизнь ждут того счастливого мгновения, когда смогут вырваться на свободу и взойти на политический олимп.

Именно такой «первой леди» и была супруга Мао Цзэдуна Цзян Цин, прожившая с ним почти сорок лет. Что удивительно, но до определенного момента никто даже не подозревал, какие страсти скрывались в этой стройной и очень миловидной женщине с обворожительной улыбкой. Но именно они привели её к столь трагическому концу…

Новый 1938 год в личной жизни Мао Цзедуна начался с переживаний. Горький осадок от ссоры с бросившей его женой давал о себе знать, но лидер коммунистов понимал, что вздыхать о прошедшем абсолютно не имеет смысла.

Нужно было продолжать жить, ведь дни сменялись днями, а коротать время в уединении было просто глупо.

Тем более со всех концов страны в Яньань приезжали десятки красивых девушек, революционно настроенных и преданных партийному делу. К тому же очень симпатичных.

«Голубое яблоко»

Лань Пин прибыла в Яньань в августе 37-го. Она была тщеславна и целеустремленна. В свои 23 года девушка уже в полной мере познала жизнь.

Родилась Лань Пин в небольшом городке. Отец работал плотником, мать была гувернанткой. В семье очень не хватало денег, и именно по этой причине Лань пошла «на панель». Вскоре эта «работа» стала основным источником дохода молодой девушки.

Когда Лань Пин исполнилось 16 лет, она ушла из дома и присоединилась к труппе бродячих актеров. Весной 1933 года она чудесным образом оказалась в Шанхае, где, получив первые роли в кино, с успехом стала строить свою карьеру.

У неё был талант, она мечтала стать кинозвездой, но ещё больше мечтала найти себе богатенького «папика», который смог бы решить все её насущные проблемы.

Но кинозвездой Лань Пин стать было не суждено. Её карьера неожиданно прервалась арестом и заключением. Дело в том, что гоминьданцы решили, что начинающая актриса является агентом коммунистов, и именно поэтому упекли её за решетку на целых восемь месяцев.

Правда затем также внезапно и выпустили на свободу, даже не объяснив мотивы своих действий.

По слухам, Лань Пин была обязана своим освобождением вмешательству незнакомого, но весьма влиятельного господина. И, как говорили, на то была причина. Несостоявшаяся кинозвезда вступала в бесчетное количество любовных связей, о которых со смаком писали шанхайские газеты, и понимала толк в любви.

Она дважды была в браке, и ее второй муж, достаточно известный кинокритик Тан На от ревности и отчаяния несколько раз пытался наложить на себя руки. Но интересы Лань Пин простирались дальше какого-то там кинокритика, и она уже тогда мечтала о другом муже, человеке, который был бы первым в Китае.

И ведь мечта актрисы осуществилась…

Как-то на одном из выступлений в театре Лань грациозно выписывала па. Увидев её, Мао был очарован. Он воспылал страстью к девушке и попросил посетить одну из его политических лекций.

Что-то, а занятия Лань Пин очень понравились, но ещё больше ей понравился лектор, о котором говорили многие, много и с восхищением.

После занятий Мао предлагал своей внимательной слушательнице остаться для вечерней беседы и через некоторое время товарищ Цзедун без труда затащил Пин в свою постель.

Удивительно, но историки спорят и по этому поводу. Одни говорят, что это молодая Лань своим обаянием и красотой смогла очаровать «великого кормчего». Другие же спорят с ними и доказывают, что в свои 45 лет Мао Цзедун был еще «ого-го!», и поэтому сам мог кого хочешь соблазнить. В принципе нам это не важно.

Уже вскоре Мао и Лань стали жить в «шикарной» пещерке, начав совместную жизнь. Лань старалась изо всех сил. Ей нужно было показать себя, превзойти всех бывших своего любимого. Она сразу же начала обустраивать семейное гнездышко.

Несмотря на то, что в их «конуре» не было воды, электричества, и отопления, холодная квартира будто по повелению сказочной феи превратилась в уютное жилище.

Лань наняла строителей: обложила камнем земляные стены, а пол выложила кирпичом. У входа в пещеру была сделана площадка из твердого покрытия, на которой появились цветы и декорации.

Любила ли Пин Мао?

Теперь об этом трудно говорить. Но то, что заботилась о нем, это точно. Она, будто маленький ребенок перед строгим родителем, преклонялась перед «великим кормчим», и даже будучи его женой, называла Мао только Председателем.

Лань старательно ограждала своего супруга от всех невзгод и стремилась дать ему возможность сосредоточиться лишь на работе, а точнее борьбе за власть

Цзэдун всячески скрывал свои семейные дела от «лишних» глаз и приказывал своим подчиненных держать рот на замке. Правда однажды просочилось. Один из помощников Мао, чем-то провинившийся и попавший в опалу, решил рассказать товарищам о беспутных нравах вождя.

Это была небольшая месть, кара за которую быстро настигла бывшего секретаря. Молодого человека чуть не расстреляли за клевету и лишь в последний момент заменили высшую меру тюремным заключением.

«Голубая река»

Весной 1963 года при поддержке Чжоу Эньлая Цзян Цин (да вы не ослышались, теперь нашу красотку звали именно так. Мао придумал для неё новое имя, которое звучало как «Голубая река») стала прибирать к своим рукам деятелей культуры, писателей и режиссеров, поэтов и художников.

В феврале 1965 года Мао отправил супругу в Шанхай, где она должна была провести работу по подготовке «культурной революции».

Цин не подвела. Довольная напутствием любимого, она в обстановке строжайшей секретности подготовила кампанию против «каппутистов» и «ревизионистов», а затем, опять же с подачи Мао призвала молодежь свеграть старые буржуазные слои — интеллигентов и патрийцев.

А вскоре стала интриговать и против Мао. Он, естественно, знал обо всех ее хитрых планах, но тем не менее ни разу так и не наказал. А Цзян Цин почувствовала власть и стала ею пользоваться…

И вот вопрос, разве мечтала труженица «панели» и несостоявшаяся кинозвезда Лан Пинь о той популярности, которая досталась Цзян Цин?

В 70-х годах прошлого столетия для молодежи Китая Цин была кумиром, лидером и вдохновителем, она мечтала стать преемницей Мао, быть настоящей «Императрицей» Китая. Но что-то снова пошло не по плану.

Последние вздохи

Внезапный уход из жизни Мао привел к резкому обострению политической борьбы, и те, кто намеревался захватить власть, первым делом арестовали продолжавшую мутить воду Цзян Цин и ее приближенных.

А еще через несколько дней в печати появилось официальное сообщение о заговоре «банды четырех» — Чжан Цуньцяо, Ван Хунвэня, Цзян Цин и Яо Вэньюаня, которые намеревались захватить власть в свои руки и установить «фашистскую диктатуру».

Падение Цзян Цин было стремительным, и она в одночасье потеряла власть и заманчивую перспективу повторить судьбу жен императоров Китая, которые наследовали их корону.

Цин приговорили к пожизненному заключению, и отправили сначала в тюрьму, а потом в тщательно охраняемый особняк.

Но для Цзян, вкусившей все прелести жизни, такое положение явно не устраивало, и утром 14 мая 1991 года она сняла пояс с халата и сделала петлю…

«Голубая Река», бывшая танцовщица и жена самого влиятельного человека в Азии, утекла в небытие…

Оцените статью
«Работала «на панели» и понимала толк в любви». Как простушке из провинции удалось стать супругой генерального секретаря
83-летняя Эве Киви легко даст фору 60-летним – как сейчас живёт советская актриса и большая любовь певца Дина Рида