Рахиль Мессерер. Кем была мама легендарной балерины Майи Плисецкой

Рахиль Мессерер или Рахиль Плисецкая — мама легендарной балерины Майи Плисецкой. Когда-то Рахиль и сама была знаменита и востребована.

В свое время прекрасная драматическая актриса немого кино она играла роли трагических героинь. Талантливая молодая девушка не знала, что вскоре ей придется повторить их тяжелую судьбу.

Рахиль Мессерер была рождена в большой и очень дружной семье: 10 детей, из которых трое прославились, воспитали ее родители. Крепкие отношения между членами семьи впоследствии сослужили им хорошую службу. Но поначалу беды их практически не касались.

Отец Рахиль был врачом-стоматологом в Вильно. Благодаря своей деятельности он смог выехать за пределы черты оседлости и отправиться с семьей в Москву. Там он хорошо зарекомендовал себя и смог дать детям хорошее образование.

Рахиль Мессерер хорошо училась и мечтала о карьере актрисы. Она стала одной из первых выпускниц ВГИКа. Еще в студенческие годы начала сниматься в немом кино. Ее прекрасная библейская внешность – черные волосы, темные глаза, тонкие черты породистого лица необычайно подходили для кинематографа.

Ей, в основном, доставались роли восточных женщин, страдающих от законов Шариата. Как-то на съемках в Узбекистане Рахиль вышла на прогулку, забыв прикрыть лицо, и с удивлением обнаружила, что в нее летят камни. Она бросилась наутек и едва успела спрятаться в студии.

Актрисе необычайно везло с ролями несчастных восточных женщин, пока она не постриглась и не перекрасилась в каштановый цвет. Смена имиджа не пошла ей на пользу и предложения от режиссеров почти перестали поступать. Занятая личной жизнью, Рахиль едва заметила это.

В студенческие годы Рахиль вышла замуж за Михаила Плисецкого. Их познакомил однокурсник, младший брат Михаила. Какое-то время Рахиль колебалась между братьями, но в итоге выбрала старшего Мишу. Она действительно очень любила мужа.

Он был необычайно галантен, предупредителен и мил. Ни разу не сказал ей, что суп пересолен. Ел и нахваливал, даже когда стряпня оказывалась из рук вон плохой. Когда карьера Рахиль пошла на спад и ей стали предлагать меньше ролей в кино, она даже не расстроилась. Решила посвятить себя семье. К тому времени Рахиль родила старшенькую Майю и сына Алика.

Михаила Плисецкого вскоре назначили консулом советской угольной концессии на Шпицберген, и вся семья поехала с ним. Это было физически непростое, но счастливое время.

Шпицберген не мог похвастаться ни благоустроенностью, ни развлечениями. Все это Рахиль старалась создать сама: шила с другими женщинами одеяла, устраивала театральные представления… Но счастливые годы не могли длиться вечно.

Через несколько лет Михаила вызвали с семьей в Москву. Поначалу предложили хорошую должность и машину с водителем. Но никакие блага Михаила не радовали. Наоборот, с каждым днем он возвращался домой все мрачнее. В 1937 году случилось то, чего он не мог не предвидеть: его арестовали как шпиона по ложному обвинению.

За Михаилом пришли домой ранним утром, дети еще спали. Рахиль бесшумно носилась по комнатам, собирая вещи.

«А галстук нужен?», — дрожащим голосом спрашивала она, придерживая рукой огромный живот: она как раз была беременна третьим.

Михаилу дали десять лет без права переписки, что в те времена означало расстрел, и привели приговор в исполнение сразу после суда. Суд, к слову, длился 15 минут. Но Рахиль ничего об этом не подозревала. Любые попытки узнать о судьбе мужа натыкались на суровую стену.

Она еще очень долго надеялась на возвращение Миши, на то, что он жив. А между тем ее собственное положение становилось все более неважным. В то время велась охота на семьи врагов народа, коим был признан Плисецкий.

Рахиль кормила грудью малыша Азарика, когда за ней пришли в первый раз. Грудничок на руках ненадолго отсрочил ее ссылку. Но вскоре за ней пришли вновь.

Сознавая неизбежность перемен, Рахиль успела раздать старших детей родным – 12-летнюю Майю отправила к тете, известной балерине Суламифь Мессерер, а среднего сына Алика отдала брату Асафу. Новорожденный Азарик поехал с ней в АЛЖИР – Акмолинский лагерь жен изменников Родины.

Родные сделали все, чтобы уберечь детей Рахили от ужасной правды. Суламифь долго делала вид перед Майей, что мама вынуждена была просто на время уехать.

Однажды Майя прибежала из школы с жуткой новостью: «У моей подружки Аточки Ивановой арестовали родителей, и, представляешь какой ужас, она живет у тетки!». Рассказывая это, девочка даже не смогла провести параллели с собственной судьбой, так аккуратно и бережно пеклась о ней Суламифь.

Рахиль ничего об этом не знала. Не подозревала, что старшим детям живется вполне неплохо под покровительством фамилии Мессерер – известнейших танцовщиков балета, гордости страны. Известные имена позволили Мессерерам оставить детей опальной сестры при себе, когда их попытались забрать в казенные дома для детей изменников и врагов народа.

Рахиль Плисецкая тем временем вся ушла в тревоги о третьем сыне. Он был совсем еще малышом, когда их засунули в вагон для скота, следующий к месту ссылки. Народу в вагонах была куча: духота, антисанитария, грязь. Жалостливые соседки помогали Рахиль поднимать ребенка поближе к окошечку, чтоб он немного подышал свежим воздухом.

Уголовницы, ехавшие в лагерь, научили неопытных политзаключенных, как можно отправить письмо родным. Всем, следовавшим к месту ссылки, выдавали квадратик бумаги. Рахиль объяснили, что можно размочить слюной спички и писать серой.

«Так она сумела написать письмо на адрес деда в Москве, где жила вся семья. Если коротко – сообщила: Азарик со мной, нас везут в Казахстан. Сложила письмо в треугольник и долго выглядывала в окошко, когда кто-то пройдет вдоль путей», — вспоминал впоследствии мамины рассказы выросший Азарик.

Вскоре Рахиль увидела двух стрелочниц и «посемафорила» им, привлекая внимание. Одна женщина отвернулась, а другая сжалилась и дала понять, что заметила ее. Рахиль бросила треугольничек письма из окошка, но его подхватило ветром и унесло в неизвестном направлении.

Рахиль пришла в отчаяние, но добросердечная безымянная стрелочница успокаивающе кивнула головой. После женщина нашла конвертик и отправила письмо адресату. Так семье стало известно, куда увезли Рахиль.

К счастью для Рахиль, ее брат Асаф в то время находился на пике балетной карьеры. За его здоровье поднимал тост сам Сталин. Семья стала требовать от Асафа помочь сестре. И тот смог устроить встречу с заместителем наркома НКВД.

Этого деятеля вскоре самого расстреляли, но он успел помочь Рахили с ребенком: лагерь заменили на поселение в Казахстане.

Это стало спасением. В лагере, надрываясь на работе, Рахиль долго не выдержала бы. Ей, как матери малыша, назначали работу полегче, давали возможность отдохнуть и покормить ребенка грудью. Но Рахиль чувствовала, что силы на исходе.

Поселение было явным облегчением условий для нее. К тому же, Суламифь добилась разрешения пересылать сестре посылки с продуктами.

Однажды она отправила конфеты «Мишка на севере». Пораженная Рахиль долго рыдала над посылкой. Бедная женщина подумала, что это тайный код от родни: ее муж Мишка вернулся. Горькая правда все никак не доходила до нее.

Рахиль отказывалась верить, что супруг мертв и повсюду искала знаки, подтверждающие, что он вернется. Женщина отказывала всем, кто пытался ухаживать за ней, ждала мужа. Правду о его судьбе она узнала много лет спустя, в 1964 году.

За два месяца до начала войны Рахиль с Азариком, наконец, отбыли свое наказание и вернулись в Москву. Семья была в сборе. Верная сестра Суламифь снова оказалась на высоте: поселила сестру с детьми у себя, в крошечной комнатушке в коммуналке.

Следующие годы Рахили Плисецкой, даже не смотря на войну, можно назвать относительно спокойными. Она посвятила себя заботам о многочисленной родне и собственных детях. Все время суетилась по дому, обихаживая гостей, потакая нуждам троих детей.

Она вспоминалась окружающим как стремительная, бесшумная, энергичная женщина, постоянно искавшая себе занятие.

Все трое ее детей сделали выдающиеся успехи в балете. Она весьма преданно следила за их спектаклями из зрительского зала. Иногда поклонники Майи Плисецкой подходили к Рахиль с просьбой дать автограф. Она скромно подписывалась: «на долгую память от мамы Майи».

Благодаря близким, в конце жизни Рахиль получила возможность путешествовать. Она гостила в Англии у сестры Суламифи, потом провела полгода на Кубе, где работал младший Азарий, потом в сопровождении среднего сына Александра отправилась в Америку.

Сердце матери радовалось за детей. Но на склоне дней большой трагедией для Рахили стала смерть Александра. У мужчины были проблемы с сердцем, однажды оно не справилось с нагрузкой, Александр скончался в больнице.

Рахиль очень страдала, сокрушаясь по сыну. Сама она умерла в весьма почтенном возрасте, в 91 год, женщина была похоронена в семейной могиле на Новодевичьем кладбище.

Оцените статью
Рахиль Мессерер. Кем была мама легендарной балерины Майи Плисецкой
Сын продюсирует отца, а две дочери снимаются в рок-клипах. Как выглядят дети Ильи Лагутенко из «Мумий Тролля»