Сегодня ему казалось, что он любит Мадлен, завтра — что любовь ушла

Иногда твою жизнь определяют те, о чьем существовании ты даже не подозреваешь. Теперь судьба Мадлен была в руках симпатичной большеглазой молодой женщины по имени Марсия Кунстел, журналистки из Атланты, о существовании которой она пока не знала.

Муж Мадлен, известный журналист Джозеф Олбрайт, вот уже две недели находился в командировке в штате Джорджия. Его сопровождала хорошенькая практикантка Марсия.

Последние десять дней они просыпались в одной постели, и скромный, благовоспитанный, интеллигентный Джозеф чувствовал себя помолодевшим лет на десять.

Проснувшись утром, он лежал на сбившейся в сторону простыне, прислушиваясь к ровному дыханию зарывшейся в подушки своей подруги, и с тоской думал о том, что поездка заканчивается. Сегодня они расстанутся и это ужасно. Пора возвращаться домой.

Рассказать обо всем жене? Это невозможно: он не хочет терять семью и дочерей. Оставить эту юную красотку? Вернуться к прежней, размеренной и упорядоченной, надежной и спокойной жизни, еще две недели назад казавшейся такой абсолютно счастливой? Нет, никогда. Жена ему так надоела, что он через неделю сойдет с ума…

А в это время Мадлен составляла список подарков к Рождеству. На носу Сочельник, завтра вернется муж, и она знает, чем его порадовать.

Джозеф получит то, о чем он давно мечтал — антикварный дюфолдовский «Паркер», редкую, эксклюзивную модель, по лицензии выпущенную в 1927 году в немецком городе Хайделберге. Толстый, словно мелкокалибepный снaряд, черный корпус, золотое перо…

Она представляла, как скажет мужу: «Лучший журналист Америки должен писать лучшей в мире ручкой!», а он счастливо засмеется и прижмет ее к себе. Брак убивает чувства, но Мадлен по-прежнему любила мужа.

Двадцать три года назад, когда девушки носили соломенные шляпки, а мужчины ездили на огромных автомобилях с акульими плавниками на багажниках, круглолицая, темноволосая дочка чешских эмигрантов, встретила своего американского принца. Он полюбил ее и взял в жены.

Мадлен сменила веру, родила ему чудесных детей: близняшек Эн и Эллис и младшенькую Кэти, посвящая все свободное время семье. Свою диссертацию она писала с пяти до семи утра, пока домашние еще спали…

Ее невыспавшийся бледный, измотанный муж собирался в это время в аэропорт: от тоски и страха перед неизбежным у него слегка кружилась голова, сосало «под ложечкой» и очень хотелось выпить, чтобы отогнать тревогу. Джозеф чувствовал себя полным ничтожеством, и это ощущение посещало его все чаще.

Джозеф Олбрайт происходил по материнской линии из известной семьи миллионеров Паттерсонов, породнившихся с еще более влиятельными Гуггенхаймами. В их доме бывали все знаменитости Америки, он танцевал с самыми очаровательными дебютантками Нью-Йорка: они были красивы, богаты и родовиты.

Его судьба была заранее спланирована: он должен стать блестящим журналистом, прославиться, получить Пулитцеровскую премию. Затем он возглавит находящуюся в семейной собственности газету «Newsday» и станет влиятельным издателем. А потом… Потом он может позволить себе все: стать сенатором или министром. Да со своими деньгами, связями, умом и родословной Джозеф мог замахнуться и на Белый дом.

С Мадлен он столкнулся в газете «Denver Post». Мисс Корбелова, студентка престижного женского колледжа Уэлсли, подрабатывала в архиве, а Джозеф был начинающим репортером. Джозеф пригласил ее на ланч. Полненькая, живая ясноглазая, умная чешка была так не похожа на холеных девиц, с которыми он встречался. Через шесть недель он сделал ей предложение.

Паттерсоны и Гуггенхаймы пришли в ужас, дорога к браку оказалась непростой. Но Джозеф переупрямил родню и впервые в жизни почувствовал себя настоящим мужчиной. Джозеф Олбрайт перестал быть марионеткой в руках влиятельных родственников.

Смирившиеся с неизбежным Гуггенхаймы и Паттерсоны приняли чешскую парвеню в свой клан — все были с ней на редкость милы. Так Мадлен вошла в доселе невиданный мир людей, державших собственных скаковых лошадей, совершающих круизы на собственных яхтах, рассказывающих как к прадедушке заехал в гости Джордж Вашингтон…

Видимо, детство, проведенное Джозефом среди миллионеров, расслабляет на всю жизнь, не дает выработаться настоящей хватке. Он писал о политических махинациях, торговле opyжием, проблемах иммиграции и получал престижные премии, но долгожданный «Пулитцер», которым короновали лучших журналистов страны, каждый раз от него ускользал.

Ему сейчас за сорок, каков же итог? Энное количество статей, репортажей и заметок, квартира в Вашингтоне, усадьба в Вирджинии, три дочери и невероятно растолстевшая, чересчур волевая жена — беда, тоска, тупик.

Надо измениться, скинуть с себя опостылевшую жизнь, как змея сбрасывает старую кожу, и пышущая молодостью, влюбленная в него Марсия поможет ему это сделать. «Боинг» шел на посадку, а Джозеф так и не решил как ему поступить.

Когда Джозеф Олбрайт приехал домой, он увидел накрытый праздничный стол и хлопочущую жену. Это был отличный Сочельник. Сваренное на меду сочиво и чулок с подарками — от ручки Джозеф пришел в полный восторг.

Тринадцатого января над Вашингтоном бушевал невиданный ураган и Джозеф наконец раскрыл свои карты. Он сказал Мадлен, что их семья давно умерла, что он разводится с ней и уезжает. Затем муж попросил ее объяснить девочкам, что это их общее решение.

Он понуро сидел в гостиной и глаза у него были как у побитой собаки: «Прости дорогая, но я так больше не могу. Любовь давно прошла, ты слишком растолстела. А я нашел женщину, о которой давно мечтал…»

Она не поверила своим ушам: «Что значит прошла любовь? Значит тебе было плохо в прошлом году, когда ты, я и девочки отдыхали в Европе? Или в Аспене, где мы катались на горных лыжах?» Джозеф молчал. Вскоре он собрал вещи и улетел в Атланту.

Из Атланты Олбрайт звонил Мадлен каждый день и подробно рассказывал о своих чувствах. Сегодня ему казалось, что он любит ее. Завтра сообщал, что любовь ушла и он счастлив с Марсией. Послезавтра говорил, что любит Мадлен на шестьдесят процентов, а соперницу — только на сорок.

А потом младшая дочь попросила обоих родителей сопровождать ее на школьной экскурсии и Джозеф вернулся в Вашингтон. После экскурсии он вернулся в Атланту, а в марте вдруг решил, что семью еще можно склеить.

Олбрайт пригласил Мадлен на их любимый горнолыжный курорт и она зачем-то согласилась. Она была в таком отчаяньи, что носилась по «черным» трассам, рискуя сломать себе шею. Джозеф глядел на это и не узнавал всегда такую осторожную Мадлен… В Вашингтон они вернулись вместе. По вечерам они вдвоем гуляли по городу и их знакомым казалось, что второй такой счастливой пары не найти.

Приближалась дата вручения журналистской премии и Джозеф все больше нервничал. Однажды он сказал Мадлен: «Будущее нашей семьи зависит от этой премии. Если я получу ее — то останусь с тобой, а если нет — вернусь в Атланту!»

От этих слов у Мадлен подкосились ноги. Премию он так и не получил. Они развелись, когда Мадлен исполнилось сорок пять. До тридцати девяти лет она не числилась ни на какой серьезной службе, занималась домом и детьми.

После развода Мадлен некоторое время провела в пcихиaтрической клинике. Экс-супруг был щедр: он обеспечил ее и дочек. Его бывшей жене досталась квартира в Вашингтоне, дом в Джорджтауне, и загородная ферма. надо было начинать жизнь заново, а она забыла как это делается. Большую часть жизни Мадлен прожила с мужем и разучилась общаться с другими мужчинами.

Она не умела флиртовать, не знала как вести себя после приглашения в ресторан. На дворе были восьмидесятые, а ее последнее свидание состоялось в пятидесятых. По новым правилам полагалось ресторанный счет делить пополам и она все время об этом забывала. Придя домой она штудировала популярные брошюры о CПИДе и чувствовала себя сорокапятилетней девственницей.

Но надо было устраивать свою жизнь и ее другом стал преподаватель Джорджтаунского университета и политический консультант Барри Картер. В конце концов он переехал в ее дом. Ради него она сбросила лишний вес и записалась в бассейн. Барри отлично ладил с ее детьми. Они прожили вместе несколько лет и расстались добрыми друзьями. Барри был моложе и очень хотел собственных детей.

Теперь ей стало ясно, что образовавшуюся после развода пустоту ей ничем не заполнить. Глупо, конечно, себя хоронить из-за того,что тебя бросил муж и тебе под пятьдесят.

Начиналась самая интересная, самая насыщенная часть ее жизни: впереди были преподавание и работа советником по внешней политике при кандидатах в президенты от демократической партии Мондейле и Дукакисе.

Ее академическая карьера развивалась быстро и успешно, и через несколько лет преподаватель Школы дипломатической службы Джоржтаунского университета Мадлен Олбрайт окажется президентом Центра национальной политики.

Затем она станет представителем США в ООН. А еще через три года вашингтонская домохозяйка станет первой женщиной-госсекретарем.

Какие проблемы могут быть у самой на вид благополучной женщины? Кроме здоровья детей, разумеется? Муж. Это почти всегда проблема. Спросите у Хиллари Клинтон, например. Замуж Мадлен больше не выходила.

В своих мемуарах миссис Олбрайт написала, что ненавидит вопрос о том, существует ли связь между ее успехом и разводом, и с радостью отказалась бы от любой карьеры, если бы это заставило Джозефа изменить его решение.

23 марта 2022 года Мадлен Олбрайт умерла на 85-м году жизни. Ее бывший муж женился на журналистке Марсии Кунстел сразу после развода с Мадлен.

Оцените статью
Сегодня ему казалось, что он любит Мадлен, завтра — что любовь ушла
Дество ушло: дети-актеры, которые повзрослев потеряли былое обаяние