Софья Кувшинникова. Как сложилась судьба возлюбленной Левитана

«Софья Петровна была чудесно сложена. С фигурой Афродиты, темноглазая, смуглая мулатка, она привлекала общее внимание неповторимой своей оригинальностью.» — писал о Кувшинниковой Иван Евдокимов.

Софья появилась на свет в 1847 году в Москве. Ее отцом был крупный чиновник Петр Сафонов, увлекавшийся искусством. Благодаря родителю девочка с ранних лет полюбила чтение, сочиняла стихи, прекрасно танцевала и рисовала. С каждым годом юная Софья все больше ощущала себя «жрицей душевного, умственного и художественного».

Помимо любви к искусству у Софьи была особого рода страсть к умным и неординарным людям. Она всю жизнь тянулась к одаренным личностям. Возможно, поэтому девушка рано вышла замуж. Ее избранником стал полицейский врач Дмитрий Павлович Кувшинников. Он был намного старше ее, но она была покорена его неординарностью, мудростью и заботой.

Началась семейная жизнь, где каждый из супругов был занят своим делом. Муж постоянно пропадал на работе, а когда было свободное время предпочитал его посвящать своей отдушине — охоте. Интересен тот факт, что когда художник Перов замыслил создание картины «Охотники на привале», то одним из охотников стал Дмитрий Павлович Кувшинников. На картине он слева.

Софью занятость мужа не огорчала, она была слишком деятельной натурой, чтобы предаваться скуке. Их семейное гнездышко она смогла превратить в настоящий салон, где собирались сливки творческой интеллигенции. Кувшинникова была прирожденным дизайнером.

Она шила себе блестящие наряды, а квартира была обставлена так, что приходившие гости находились под приятным впечатлением. Никакого показного богатства, но жилье выглядело прелестно.

Брат Антона Паловича Чехова вспоминал:

Это была не особенно красивая, но интересная по своим дарованиям женщина. Она прекрасно одевалась, умея из кусочков сшить себе изящный туалет, и обладала счастливым даром придать красоту и уют даже самому унылому жилищу, похожему на сарай.

Всё у них в квартире казалось роскошным и изящным, а между тем вместо турецких диванов были поставлены ящики из-под мыла и на них положены матрацы под коврами. На окнах вместо занавесок были развешаны простые рыбацкие сети.

Как-то в квартиру Кувшинниковым пожаловал Антон Павлович Чехов и Исаак Ильич Левитан.

Левитан был очень хорош собой и Софья сразу его выделила из всех гостей. Ей, умелой собеседнице и любительнице искусства, ничего не стоило его очаровать. Молодой художник был неравнодушен к музыке, а Кувшинникова прекрасно играла на фортепиано. Пока ее пальчики порхали по клавишам инструмента, а взгляд нежно скользил по его лицу, он погружался в свое любимое состояние романтики и меланхолии.

Роман Кувшинниковой и Левитана начался стремительно и оказался продолжительным. Его не смущала их разница в возрасте. В ту пору Софье было под сорок лет, а художнику еще не исполнилось тридцати лет.

Чтобы скрыть чувства, влюбленные придумали «ширму». Софья начала брать уроки живописи у Левитана и могла вместе с ним путешествовать по красочным уголкам России, в поисках вдохновляющих пейзажей.

У Кувшинниковой и Левитана было много общего. Оба были без ума от картин, тяготели к музыке и были неравнодушны к охоте. Уроки рисования оказались вполне плодотворными. Софья хорошо писала пейзажи и при желании могла бы стать известной художницей, вот только она не умела удерживать свое внимание на чем-то одном. Ей хотелось объять многое.

Отношения Левитана с Софьей растянулись на восемь лет, а расстались они из-за женщины… Писательница Татьяна Щепкина-Куперник вспоминала:

Идиллия нашей жизни к середине лета нарушилась. Приехали соседи… Это была мать и две очаровательные девочки наших лет. Мать была лет Софьи Петровны, но очень soignée, с подкрашенными губами (С. П. краску презирала), в изящных корректных туалетах, с выдержкой и грацией петербургской кокетки… И вот завязалась борьба.

Левитан хмурился, всё чаще и чаще пропадал со своей Вестой /собакой/ „на охоте“. Софья Петровна ходила с пылающим лицом, и кончилось всё это полной победой петербургской дамы и разрывом Левитана с Софьей Петровной…

Разрыв с любимым мужчиной был для Софьи Петровны болезненным. Она вернулась в свою квартиру и попыталась жить как раньше. Приглашала гостей. Устраивала обеды-ужины. Рисовала. Музицировала. Но в ней произошел внутренний надлом.

Воспоминания о Левитане стали самыми бесценными и спустя время, она со светлой грустью и без тени обиды отзывалась о талантливом художнике, подарившем ей лучшие годы жизни.

Софья Петровна пережила и Левитана и своего супруга.

Когда умер Дмитрий Павлович, Кувшинниковой пришлось съехать с казенной квартиры. Ей назначили пенсию, но денег на привычный образ не хватало и она занималась написанием этюдов, которые недорого продавала.

Смерть Софьи Петровны была трагической и преждевременной. Она приехала в гости в имение художницы Ржевской, чтобы писать этюды. Там началась дизентерия. Кувшинникова вызвалась ухаживать за больной девочкой, заразилась и умерла. Ее не стало в 1907 году, в возрасте 60 лет.

Оцените статью
Софья Кувшинникова. Как сложилась судьба возлюбленной Левитана
Почему внучку Олега Янковского унижали в школе, и Как она справилась с детскими травмами