«Сталин держал на руках, а потом отнял родителей» — как сложилась судьба «девочки с плаката»

«Подстригите мою дочку под Гелю!» — просили женщины в парикмахерской. Девочка, смотревшая с плаката, была такой хорошенькой, что многие невольно улыбались, глядя на малышку, сидевшую на руках отца народов. Однако никто и не догадывался, что за красивой фотографией кроются годы ужаса.

В 1928 году в семье бурятского политического деятеля Ардана Маркизова и его жены Доминики родилась девочка, названная Энгельсиной в честь одного из идеологов марксизма. Второй ребенок в дружной семье, где отец уже делал успешную карьеру, а мама училась в медицинском институте.

В 1936 году Ардан Маркизов был назначен вторым секретарем Бурят-Монгольского областного комитета партии, и вскоре получил не менее почетное направление. Его включили в делегацию, которая должна была представлять республику в самой Москве на приеме у товарища Сталина.

О радостной новости узнала семья. «Я тоже хочу к Сталину!» — уговаривала отца Геля. «Ну кто же тебя пустит, — отнекивался тот, — на прием можно только членам делегации». «Да возьми ты её. Почему бы и нет?» — поддержала дочь Доминика. Под напором двух своих любимых девочек Ардан сдался быстро. Гелю решили взять в Кремль.

По такому случаю Доминика сбилась с ног, выбирая наряды для своей хорошенькой, словно куколка, дочери. Достала новенькую матроску и туфельки, купила два больших букета пионов — один для самого Сталина, второй для маршала Ворошилова.

В торжественный день отец с дочерью отправились в Кремль. Ардан все волновался, не зная, пустят ли его с ребенком. Но обошлось: пропуск требовался только для взрослых.

Часами слушать выступления делегатов — о достижениях в производстве и в сельском хозяйстве семилетней девочке оказалось не слишком интересно. Взрослые говорили скучно и непонятно, и, изрядно утомившись, Геля взяла цветы и пошла прямо к президиуму…

Заметив малышку, Сталин возмущаться не стал. Напротив, поставил девочку на стол и дал слово. «Это вам привет от детей Бурят-Монголии», — выпалила Энгельсина под аплодисменты публики.

Глава советской страны подхватил ребенка на руки, и тут же защелкали камеры. «Помню ощущение счастья от того, что оказалась на руках у Сталина», — позже вспоминала Геля.

И этот светлый миг — довольная девочка на руках вождя — позже был широко растиражирован прессой.

Завершала прием раздача подарков: колхозам передавали грузовые машины, отдельным делегатам — ценные и памятные предметы. Не обошли и Гелю. Сам Иосиф Виссарионович спросил у нее: «Что ты хочешь получить в подарок — часы или патефон?».

И Энгельсина не растерялась, с детской прямотой попросив и то и другое. Так и получилось, что смелой малышке достались и золотые часики, и модная тогда техника с пластинками.

На семью Маркизовых обрушилась слава: маленькую Гелю узнавали на улицах родного города, приглашали выступать на праздниках и заседаниях. Энгельсина стала той, кто читала приветственные речи и дарила цветы…

Все закончилось в один миг. В ноябре 1937 года Ардан Маркизов был арестован по обвинению в шпионаже и контрреволюционной деятельности. А вместе с ним — более сотни «членов панмонгольской организации», ведущей «повстанческую деятельность».

Геля, верившая, что отец не виновен в тех страшных преступлениях, что ему приписывали, отправила Сталину письмо, уверяя: ее отец — «пламенный большевик, преданный партии»…Но ответа от вождя народов она не получила, а в июне 1938 года Ардан Маркизов был расстрелян.

Члены семей репрессированных тоже подвергались наказанию. Не стали исключением и герои этой истории: вскоре Доминику Маркизову отправили в ссылку в Южный Казахстан, где через два года она скончалась при загадочных обстоятельствах. То ли ушла из жизни добровольно, то ли, согласно менее правдоподобной версии, была устранена.

За то, что, не смирившись с официальным приговором — «десять лет без права переписки», — пыталась доказать невиновность мужа. А еще рассказывала знакомым и коллегам о том, что ее дочь вручала цветы вождю, и показывала памятные подарки, полученные в те счастливые дни…

Оставшись сиротой, Геля нашла приют у тети, жившей в Москве. Чтобы не портить девочке будущее, родственники удочерили ее, дав новое отчество и фамилию. Энгельсина Ардановна Маркизова стала Энгельсиной Сергеевной Дорбеевой.

В 1948 году Энгельсина поступила в Московский государственный университет на факультет истории. Вышла замуж за коллегу-востоковеда, и в 1952 году родила дочь Лолу. Теперь лишь немногое напоминало ей о прошлом.

Когда в марте 1953 года объявили о смерти Сталина, она плакала как и все. «Все плакали. У меня была восьмимесячная дочь, и я сожалела, я думала — вот умер Сталин, — и она его никогда не увидит», — позже рассказывала в интервью Геля.

А потом страна стала меняться. После «развенчания культа личности» стало можно говорить о том, о чем раньше пытались молчать. Появился доступ к информации о репрессированных родственниках. Так Энгельсина смогла узнать о деле отца — 800 страниц и страшный приговор.

Но умерших уже не вернуть. Можно лишь прожить свою жизнь так полно, чтобы не мучиться от сожалений. И Геля жила. Преподавала в Москве, работала с мужем в Индии…После распавшегося брака вышла замуж вновь — тоже за ученого-востоковеда, родила сына.

Не стало Энгельсины, судьба которой оказалась так извилиста, в 2004 году. Ей было 75 лет.

Оцените статью
«Сталин держал на руках, а потом отнял родителей» — как сложилась судьба «девочки с плаката»
Как в старости выглядели актрисы фильма «Девчата» 1961 года: личная жизнь, карьера Люсьены Овчинниковой, Румянцевой, Макаровой и Дружининой