Странные похороны принца-бастарда

Через неделю после смерти тело Генри обложили свинцом, погрузили на соломенную подстилку в обычной повозке, и лошади потянули свой груз в Тетфорд, где располагалась фамильная усыпальница Говардов. Для сопровождения покойного выделили всего два конвойных. Летняя жара делала их путешествие жутковатым из-за запаха — от телеги всадники держались подальше.

Генри Фицрой был рожден от любовницы Генриха VIII 15 июня 1519 года, и все семнадцать лет жизни ощущал внимание венценосного отца, которому так долго не удавалось получить сына в законном браке. В шесть лет он был посвящен в рыцари ордена Подвязки, затем король пожаловал ему пэрство и все титулы, которые полагались принцу крови.

Рассматривал ли король Генри в качестве наследника? Поначалу скорее нет, ведь титул принцессы Уэльской носила его единственная на тот момент дочь Мария. Но ее мать, первая супруга короля Екатерина Арагонская, всерьез опасалась этого.

А пока… Незаконнорожденного принца окружили лучшими учителями, в десять лет он уже читал на латыни и греческом, музицировал, прекрасно ездил верхом, метко стрелял из лука и обожал охоту.

Между тем в двух первых браках Генриху так и не удалось получить наследного принца, потому он стал рассматривать имеющиеся варианты. И взрослеющего Генри стали готовить к роли самодержца. В 14 лет его обвенчали с Мэри Говард, единственной дочерью 3-го герцога Норфолка.

А после казни Анны Болейн, когда незаконнорожденными объявили принцесс Марию и Елизавету — дочерей короля, Фицрой получил преимущество по престолонаследию перед сестрами — он был мальчиком. В июне 1536 года парламент дал королю право по своему усмотрению назначать преемника. Путь к трону бастарду был открыт.

Но через месяц Генри Фицрой умер. И поползли слухи, что юноша был злодейски отравлен, и умыслили такое Болейны. Но это было маловероятно — семейству своих неприятностей в тот год хватало. Лекари объяснили внезапную кончину чахоткой, и Генрих, опасаясь молвы о злом роке, преследующем Тюдоров, приказал без пышности и торжественного отпевания хоронить принца подальше от Лондона.

Тесть Генри, герцог Норфолк, проявил усердие в исполнении воли короля. Фицроя везли на место последнего упокоения без малейшего почета. По прибытию в Тетфорд принца опустили в могилу в присутствии герцога и его сына. Дело было сделано.

Когда королю доложили, как буквально исполнили его волю, с ним сделался гневный припадок. Возможно, он предполагал, что похороны будут хотя бы достойными, возможно Говарды уже сидели в печенках у его величества, но перепуганный Норфолк даже приготовил завещание перед визитом ко двору.

Волнения герцогу подбавил Кромвель, честно сообщивший, что при упоминании Говардов короля передергивает. Опытный царедворец писал покаянные письма, искал защиты влиятельных друзей и сумел-таки сменить гнев короля на милость.

Приорат Тэтфорд, где похоронили Генри, Генрих VIII разрушил, исключения для могилы сына не сделал. Но герцог Норфолк перезахоронил зятя в церкви Святого Михаила с подобающими его статусу церемониями и почестями. Королю было уже все равно на память о Генри.

Оцените статью
Странные похороны принца-бастарда
«Моему дорогому Роберту…»