В своей ученице будущую звезду советского кино не разглядели и отчислил за профнепригодность

В Госкино решили, что актриса бездарна, картина пустая и безыдейная, но закрывать её было поздно, поскольку деньги были потрачены…

Как же рано погасла эта звезда…

Она пролетела, словно комета, оставив на кинонебосводе ярчайший след. Она перечёркнула все представления об актёрах – доверчивая и невероятно скромная, всегда избегала публичности и никогда не стремилась в центр внимания.

Она поражала людей при жизни и остаётся загадкой после смерти. После выхода на экраны фильма «Приходите завтра…» имя Екатерины Савиновой гремело на всю страну. Образ Фроси Бурлаковой, талантливой девушки из народа оказался правдивым и вне времени: картина и сегодня смотрится. За свою недолгую творческую жизнь актриса снялась в 33 фильмах, сыграла в 4-х спектаклях.

Детство

Катя появилась на свет 26 декабря 1926 года в деревне Ельцовка в двухстах километрах от Барнаула. Когда девочка родилась, маме, Марии Семёновне, был 31 год. Она с раннего детства батрачила на местного купца, грамоте её обучили дети. У неё был прекрасный голос, она хорошо пела.

Отец, Фёдор Яковлевич, но не Са́винов, как все привыкли называть дочь, а Сави́нов, тоже батрак, окончил три класса церковно-приходской школы. В семье кроме Кати было ещё два сына и дочь. Когда началась коллективизация, у родителей выбора не было, они пошли в колхоз, мама работала в поле, а отец, с его тремя классами считавшийся человеком образованным, устроился счетоводом.

Многие жители деревни благодарны Фёдору за то, что он частенько закрывал глаза на их мелкие хищения зерна, овощей и молока: и в 30-е годы, и во время войны продуктов не хватало, а детей кормить чем-то надо было.

Ельцовку с трёх сторон огибает река Чумыш, на реке центре стоит огромная скала Колокольчик. Молодёжь буквально на руках уносила туда 3-летнюю Катю, садились в кружок, ставили в центр ребёнка, и она пела им по заказу песни, как музыкальный автомат, только бесплатно.

Дома у Сави́новых был патефон – большая редкость по тем временам для деревни, а к нему, разумеется виниловые пластинки – большая редкость уже по нынешним временам, и на одной из них было написано: Дж. Россини.

Учиться во время войны было очень тяжело: на целый класс был один учебник, тетрадей, карандашей и чернил не было, хворост, чтобы обогреть школу, детвора сама собирала. Лучшей подружкой Кати была Евдокия, Дуся Бурлакова. В 1943 году Катя окончила школу на одни пятёрки, и в этом же году внезапно умер отец.

Москва

Катя мечтала стать артисткой, стала зоводилой в сельской самодеятельности, побеждала на краевых смотрах, и 1944-м, как и её героиня Фрося, отправилась покорять Москву. Для неё это было всё равно, что шагнуть в бездну, но остановить её никому было не под силу.

Мама где-то раздобыла шерстяное голубенькое платьице с белым воротничком, в котором Катя и поехала в Москву. Провожали её всей деревней. Больше в родную Ельцовку Савинова так и не вернулась – она даже не смогла приехать на похороны матери в 1945 году, поскольку телеграмма с известием о смерти пришла слишком поздно.

ВГИК

В Москву на вступительные экзамены во ВГИК Катя, как и её героиня Фрося в Гнесинку, опоздала, но на напролом не пошла, и чтобы год не терять, подала документы в землеустроительный институт, где конкурс был небольшой, и куда её, сельскую жительницу, приняли с распростёртыми объятиями. Во время учёбы Савинова пошла во ВГИК не вечерние курсы к Василию Ванину.

Там Катя держалась особняком от всех слушателей, и порой казалась чуть-чуть странной, но это было обусловлено, скорее, стеснительностью деревенской девушки, ещё не совсем адаптировавшейся к московской жизни. В своей ученице Ванин будущую звезду советского кино не разглядел, и отчислил за профнепригодность.

Первый сильнейший удар по самолюбию Савинова выдержала стойко, и через полгода всё-таки поступила во ВГИК на курс к великим педагогам Борису Бибикову и Ольге Пыжовой – с ними у Савиновой было полное взаимопонимание, особенно с Борисом Владимировичем, который Катю просто обожал, и всю жизнь ставил её в пример всем своим ученикам.

Бибиков, у которого учили Нона Мордюкова, Надежда Румянцева, Светлана Дружинина, Руфина Нифонтова, говорил, что от него вышли только две великие актрисы: Савинова и Майя Булгакова. Именно Борис Бибиков был тем профессором Александром Соколовым, которому Фрося пела «Вдоль по Питерской».

Семья

Во ВГИКе Катя очень сдружилась с однокурсником и ровесником Евгением Ташковым, тоже деревенским жителем. Ташков опоздал на расселение в общежитии, и так устал с дороги, что завалился в первую попавшуюся комнату, где никого не было, рухнул без сил на кровать и отвернулся к стене. Вскоре в комнату вбежала девушка, и что-то сказала.

Ташков её не видел, но от одного голоса просто обомлел. Утром он увидел обладательницу этого голоса, и потерял голову. Евгений, в отличие от многих студентов Катю странной не считал, он её просто полюбил, и она ответила ему взаимностью.

Конфетно-букетный период длился у них пять лет, и поженились они вскоре после окончания института. В 1957 году у них родился сын Андрей, ставший, как мама и отец, актёром кино, снимался у отца в «Детях Ванюшина» и в «Подростке».

Театр

Своего учителя Савинова ни разу не подвела. В дипломном спектакле Бибиков дал ей возрастную роль, и она сыграла её так ярко и убедительно, что её, единственную во всего курса, дирекция МХАТа просила распределить к себе в театр, хотя туда выпускников не из своей Школы-студии практически не брали. Это было предложение, от которого не отказываются.

Однако Савинова поставила условие: в МХАТ она придёт вместе с Ташковым, а это уже не понравилось МХАТовскуму руководству.

Тогда Савинова решила, что будет играть только в кино, предложение отвергла, и пошла служить в труппу Театра-студии киноактёра, куда принимали многих выпускников ВГИКа, чтобы в перерывах между съёмками они не сидели без работы и не теряли квалификацию.

«Кубанские казаки»

Савинова была ещё студенткой третьего курса ВГИКа, когда известные режиссёры Борис Барнет и Александр Мачерет пригласили её сняться в небольшой роли в своей картине «Страницы жизни», но в титры её не включили. Через год сам мастодонт советского кино Иван Пырьев пригласил Савинову на роль Любочки в свой нашумевший фильм «Кубанские казаки».

Любочка была лучшей подругой одной из главных героинь колхозной звеньевой Даши Шелест, которую играла Клара Лучко: вместе они задорно пели и плясали, и уже тогда было видно, что у Савиновой прекрасный голос. Поговаривают, что Катя якобы понравилась легендарному ловеласу Пырьеву у которого в то время начался разлад в отношениях с законной женой кинозвездой Мариной Ладыниной.

Савинова ухаживания Пырьева отвергла, и, говорят, даже съездила ему по физиономии, за что и поплатилась: всесильный директор «Мосфильма» Пырьев снимать её запретил. Екатерина была новым лицом, она была ни на кого не похожа, и режиссёры хотели её снимать, но худсовет каждый раз её не утверждал.

Ей предлагали эпизоды столь маленькие, что актрису даже не указывали в титрах. Григорий Чухрай в своей «Балладе о солдате», получившей приз Каннского кинофестиваля, предложил ей роль вредной уродливой очкастой проводницы, проверяющей билеты на перроне. Короткий эпизод получился очень ярким, героиню Савиновой хотелось там же придушить, но из титров её удалили.

*

*

Правдива ли легенда о запрете приглашать Савинову на большие роли – Бог весть. Казалось бы, снималась она много: за почти 15 лет в 20-ти фильмах – грех жаловаться. Однако это были сплошь эпизоды, причем, такие маленькие, что в большинстве картин её фамилия даже в титрах не значилась.

Какие-то деньги ей платили, но это были крохи, да и на моральном состоянии Савиновой такая «работа» отражалась пагубно.

*

*

В период простоя, который из временного грозил перерасти в вечный, Савинова пошла учиться на вокальный факультет института им. Гнесиных – того самого, куда поступил Фрося, и там ей поставили голос почти в четыре октавы. Времени на Андрея у неё почти не оставалось, и Екатерина очень переживала, что сын растёт практически без маминого воспитания.

*

*

«Приходите завтра…»

Ташков, поставивший к тому времени два полнометражных фильма, видел, как мучается жена, и понимал, что её надо спасать. Он предложил ей написать сценарий, основанный на её, Екатерины, жизни, вплоть до мелких деталей.

На вопрос скульптора Николая Васильевича, к которому Фрося заявилась со всеми своими пожитками, откуда она приехала, она ответила, что из сибирской Ельцовки. В письме, которое Фрося писала домой, она просила передать приветы вполне реальным людям – родственникам и соседям Екатерины: дяде Стёпе, тёте Анфисе, Факсеевой Нюре и её маме Дарье Ивановне Сави́новой.

*

*

К Пырьеву на «Мосфильм» Ташков не пошёл, а отправил готовый сценарий на Одесскую киностудию, что косвенно подтверждает легенду о кознях Пырьева. Из Одессы пришёл положительный ответ, и Ташков с Екатериной отправились «жемчужину у моря».

Оставить Андрея было не с кем, родители повезли его в Одессу, и он частенько бегал по съёмочной площадке, и, возможно, тогда и решил связать свою жизнь с кино. Съёмки проходили, по большей части, по ночам, и Савинова не выдержала нагрузок: несколько лет назад доктора обнаружили у неё бруцеллёз, которым она, вероятно, заразилась, хлебнув парного молока, которое очень любила с детства.

Бруцеллёз, нервные стрессы из-за отсутствия работы и тяжёлые физические нагрузки привели к серьёзному нервному заболеванию: Екатерина начала заговариваться, надолго уходить в какой-то свой мир. Ташков положил жену в клинику и был вынужден почти на год остановить съёмки.

Когда же картина была уже практически завершена, в Госкино решили, что актриса бездарна, картина пустая и безыдейная, но закрывать её было поздно, поскольку деньги были потрачены.

Зритель же решил иначе и «проголосовал» своим кошельком: только в 1963 году, когда картина вышла, её посмотрели 16 млн. человек, а потом её ещё несчётное число раз показали по телевидению, и Савинова сразу стала всенародной звездой.

*

*

*

В кино из возраста в возраст Савинова переходила очень легко: она попросту не замечала рубежа. 18-летню Фросю Бурлакову она играла, когда была почти вдвое старше своей героини. Совсем недавно я узнал, что Савинова озвучила в «Приходите завтра…» и Марию Семёновну, которой по сюжету было далеко за 50.

То, что Анатолий Папанов говорит не своим голосом, было ясно сразу. Поговаривали, что после «Приходите завтра» Савинову настойчиво звали в Большой театр, но она отказалась. В 1965 году Екатерина Савинова стала Заслуженной артисткой РСФСР.

*

*

«Женитьба Бальзаминова»

Болезнь прогрессировала даже не с каждым годом, а с каждым месяцем, Савинова по два-три раза в год лежала в больнице, ей было тяжело сниматься в кино, но в то время она была уверена, что только работа сможет если не вылечить её полностью, то, хотя бы, продлить жизнь.

В 1964-м режиссёр Константин Воинов пригласил Савинову на небольшую роль кухарки Матрёны в комедии «Женитьба Бальзаминова», где, что ни актёр, то ярчайшая звезда. Матрёна получилась у Савиновой на славу: утиная переваливающаяся походка, грубый голос и деревенская речь запомнились надолго, но эта роль стала последней яркой работой Савиновой: работать ей с каждым днём становилось всё труднее.

Когда в 1968-м Ташков начал работать над легендарным 5-серийным телефильмом «Адъютант его превосходительства», жену снимать он не планировал, хотя, скорее всего, роль бы для неё там нашлась. Тем не менее, режиссёры Екатерину помнили, и звали сниматься, пусть и на очень маленькие роли.

*

*

Болезнь прогрессирует

Иногда хворь ненадолго отступала и сознание чуть-чуть прояснялось, но Савиновой становилось ещё тяжелее: приходило понимание, что она становится тяжкой обузой для друзей, для мужа, для 11-летнего сына: Андрею очень трудно было жить с мыслью, что у его мамы, которую он очень любил, тяжёлое нервное расстройство, и порой ребёнок не понимал, как себя вести.

Когда в периоды кратковременного просветления Савинова выходила из больницы, работать она уже не могла, и старалась держаться от людей подальше, да и люди её сторонились. Екатерина постепенно превращаясь в совершенно нелюдимого человека, а когда очень редко разговаривала с кем-то из знакомых, непременно говорила, что она слышит голоса и её терзают бесы.

*

*

*

Весной 1970-го Савинова, усыпив бдительность домработницы, которая за ней приглядывала, собрала в маленький чемоданчик нехитрые вещи, выскользнула из квартиры, пришла на Казанский вокзал, купила билет и села в поезд до Новосибирска, где жила старшая сестра.

Удивительно, как в том пограничном состоянии, в котором она уже давно жила, она смогла проехать через полстраны, не выйти на какой-нибудь станции, и не потеряться, не сгинуть. Телеграмму она не давала, и сестра очень удивилась, увидев Катю у себя на пороге.

Утром 25 апреля Екатерина до блеска вымыла квартиру сестры, словно за этим и приезжала, не попрощавшись и не взяв с собой вещи, с которыми приехала, ушла на вокзал и бросилась под поезд. До сих пор не понятно, был это обдуманный и подготовленный поступок, или под поезд её толкнули голоса, которые она слышала, и бесы, сидевшие внутри неё, то есть, приступ душевной болезни.

Похоронили Екатерину Савинову в Новосибирске в старой части Клещихинского кладбища. 5 ноября 2006 года при большом скоплении людей тело перенесли на центральную аллею кладбища. Говорят, когда вскрыли гроб, оказалось, что тело Екатерины Савиновой тлен не тронул. Поскольку Екатерина была больна, церковь её уход из жизни самоубийством не считает.

Оцените статью
В своей ученице будущую звезду советского кино не разглядели и отчислил за профнепригодность
Александр Шульгин. Как живет после развода с Валерией, его личная жизнь и чем сейчас занимается?