Варвара: муж взял ее в жены в 15 лет обманом, но удержать не смог

Маленькая Варя жалась к чуть теплой стене котельной, пытаясь плотнее закутаться в старую дырявую шаль. Со всех сторон задувал ветер, было холодно, и очень сильно болел живот.

Перед глазами плясали разноцветные круги, и Варя думала: будут ли они точно так же мерцать, когда она умрет здесь, в забытом Богом закутке?

Кто заметит ее смерть первым: суровый бородатый дворник, что выходит на улицу еще до того, как начинает светать, или мальчишка, ученик сапожника, что часто прятался здесь от своего вечно недовольного хозяина?

От печальных мыслей Варе стало ещё горше. Какой смысл жить, если от твоего отсутствия в этом мире ничего и не изменится? Если никто и не помянет тебя добрым словом? Вот тогда-то она и решилась: если выберется, то обязательно сделает так, чтобы люди ее помнили.

Варвара Александровна Нафанова, первая русская женщина-врач, родилась в 1844 году в городке Чаусы Могилевской губернии в семье бедного еврейского учителя. Ее мать рано умерла, и отец вместе с совсем ещё маленькой Варей переехал в Витебскую губернию.

Там у него завязался роман с новой женщиной, и дочь от первого брака, как в сказках, оказалась больше не нужна. В доме мачехи Варя жила хуже прислуги, за свою работу получая лишь тычки да унижения.

В 12 лет Варя решилась на побег. Каким-то чудом, на перекладных, ей удалось добраться до Петербурга, где она бродяжничала, пока сердобольные жители столицы не принесли ее в Царскосельскую больницу. В это время девочке было совсем плохо: она заразилась брюшным тифом, и надежды на то, что выкарабкается, оставалось мало.

Чистая и светлая больница поразила нищую оборванку с улицы до глубины души. Сколько она себя помнила, никто ещё не заботился о ней так, как врачи в больнице, не относился к ней с такой добротой и лаской. Когда девочка выздоровела, ее не выгнали обратно на улицу: кто-то из персонала подыскал ей место служанки в одном из богатых домов Петербурга.

Хотя теперь у Вари и был кров над головой, этого ей было недостаточно: она уже твердо поняла, что хотела бы связать свою жизнь с медициной. Хозяйские дети обучили маленькую служанку грамоте, но что делать дальше? В университеты женщин не принимали, да и денег у Варвары таких не водилось.

Решение появилось само собой в лице купца 2-ой гильдии Николая Кашеварова. Он был вдвое старше 15-летней Вари, но богат и, главное, клятвенно пообещал своей невесте, что выйдя за него замуж, она сможет учиться. И Варя согласилась.

Однако обещания своего молодой муж не исполнил. Сразу после свадьбы он заявил ошеломлённый Варе, что учёба — дело не женское, а женское — сидеть дома и вести хозяйство. Новоявленная свекровь только подливала масла в огонь: нечего, мол, пустяками голову забивать. Быть может, другая девушка бы повздыхала и смирилась, но Варвара от своей цели отступать не собиралась.

Уже год спустя она сбежала от новых родственников и, в качестве вольнослушательницы, начала посещать занятия Петербургского повивального института. Двухгодичную программу Варя усвоила за четыре месяца, и уже тогда о ней впервые заговорили. Примерно в то же время она оформила развод, несмотря на все уговоры и угрозы своего мужа.

После обучения, в 1862 году, Варя должна была отправиться в Оренбургскую губернию, где жили женщины-мусульманки, которые хотели получать медицинскую помощь только от женщин.

Но Варвара решила пойти дальше и попросила в качестве награды за отличную успеваемость возможность продолжить обучение. Руководство института пришло в замешательство, не зная, как поступить, и история стала достоянием общественности.

О ней прознали и «родственники» Варвары, Кашеваровы, которые любезно сообщили в институт, что девушка по происхождению — еврейка, и вообще права находиться здесь не имеет, так как должна жить за чертой оседлости.

Ситуацию спасло только вмешательство генерала Безака, стоявшего во главе Оренбургского края. Особым распоряжением Варвара Кашеварова в 1863 году была зачислена в Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию.

В обществе это произвело настоящую сенсацию. Варваре буквально не давали прохода, следили за каждым ее шагом, ожидая малейшей ошибки. Но девушка вела себя очень осторожно, исправно посещала занятия и не участвовала в деятельности сомнительных кружков.

Во время учёбы в академии она познакомилась со своим вторым мужем — Михаилом Матвеевичем Рудневым — и вскоре стала Варварой Кашеваровой-Рудневой.

9 декабря 1868 Варвара закончила обучение и стала первой женщиной в России, официально признанной врачом. Спустя еще восемь лет борьбы с системой Варвара защитила докторскую диссертацию по акушерству и гинекологии, снова став первой женщиной в России, получившей степень.

«Зал конференции был переполнен блестящими представителями науки и молодежью. Заседание закончилось тем, что Кашеварову-Рудневу вынесли на кресле и торжественно пронесли по всем залам под горячие рукоплескания.

Восторг толпы и приветствие молодежи относились скорее не к личности врача, успешно защитившего диссертацию, а к торжеству идеи, к победе, одержанной женщиной на поприще серьезной науки…» (из воспоминаний современников)

Однако далеко не все были согласны с тем, что женщина может занимать столь высокое место в медицинской иерархии. О враче в юбке и ее муже ходили самые невероятные и грязные сплетни, что ещё более досадно — Варваре не давали заниматься научной работой. Слабым утешением были лишь поездки на зарубежные медицинские конгрессы.

После смерти Михаила Матвеевича в 1878 году ситуация стала совсем критической. Против Варвары развернулась самая настоящая травля, и, в конце концов, не выдержав, она покинула Петербург.

Восемь лет Варвара жила на своем хуторе в Воронежской губернии, а после того, как хутор сгорел — переселилась в Старую Руссу. Так, первая русская женщина с учёной степенью до конца жизни и прожила в деревне, работая сельским врачом.

Умерла Варвара Кашеварова-Руднева в 1899 году в возрасте 55 лет.

Оцените статью
Варвара: муж взял ее в жены в 15 лет обманом, но удержать не смог
Сесилия Пэйн. Непризнанная женщина астрофизик, чье исследование присвоил мужчина