«Великая планета» Вахтанговского театра и ее большая и единственная любовь — Юлия Бори́сова

«Великой планетой Вахтанговского театра» называл ее постоянный партнер по спектаклям Михаил Ульянов.

Ю́лия Константи́новна Бори́сова является планетой не только этого театра, а планетой всего советско-российского театрального и кинематографического искусства. Особенно на фоне многочисленных современных звезд и звездочек.

Юлия Константиновна Бори́сова родилась 17 марта 1925 года в московской семье служащих. Окончив с отличием в 1947 году театральное училище им. Щукина, она была принята в труппу театра им. Вахтангова, единственного своего театра. Но перед тем, как быть принятой в труппу театра, ей, «тогда толстенькой и щекастой, хохотунье с глазами-щелочками, было предложено похудеть на 10 килограммов».

Она похудела, но весьма оригинальным способом: девушка стала курить мужские папиросы «Беломор» до головокружения и полуобморочного состояния. Но как только вес нормализовался, бросила «вредное занятие» и на всю жизнь осталась изящной и хрупкой.

Позже Юлия Борисова признавалась, когда ей задавали вопрос, как она поддерживает такую великолепно форму: «Уборка квартиры — вот моя гимнастика. Потому что я люблю, чтобы дома было красиво и чисто».

Юлия Борисова стала ведущей актрисой театра, сыграв более шестидесяти ролей. Ее очень высоко Рубен Симонов, поставивший на для нее несколько спектаклей и его сын — Евгений Симонов – художественные руководители театра.

Василий Лановой, игравший Юлией Борисовой во многих спектаклях так о ней отзывался:

«… Глядя на Юлию Константиновну Борисову, мне иногда кажется, что в ней природа каким-то непостижимым образом сплавила всё то, из чего складывается образ Актрисы на все времена. … Её преданность театру — безгранична. …

Каждая роль Борисовой — бриллиант чистейшей воды по чёткости рисунка, по строгости отбора выразительных средств, по силе внутренней убеждённости в правоте своей героини. Она — Гелена и Турандот, Настасья Филипповна, Клеопатра и Кручинина… И при этом — ни одна из них. Она — Борисова! И для тех, кто имел счастье видеть её на сцене, этим сказано всё.»

В кино у нее мало ролей, но сыгранные роли Юлией Борисовой- это «бриллианты» советского кинематографа, «эталоны » актерского мастерства: Настасья Филипповна в «Идиот» и Елена Кольцова «Посол Советского Союза».

Юлия Борисова на сцене демонстрировала грозовой темперамент, как и полагается приме, а «в жизни она — тактичный, сдержанный и скромный человек». В театре актриса никогда не участвовала в интригах и интрижках, приходила туда только «для дела».

Единственная пожизненная любовь

Когда талантливая выпускница Щукинского училища пришла в театр, то вскоре в нее влюбился Евгений Симонов, сын главного режиссера театра. Одно время он был почти официальным ее женихом, пока Юлия не встретила свою настоящую большую любовь — Исая Спектора.

Вот что известно об их первой встрече. Однажды, еще будучи студенткой, Юлия Борисова шла по переулку напротив Театра имени Вахтангова к мастерице поднимать спустившиеся на чулке петли, а «навстречу ей шел человек — в шляпе и длинном, наподобие иностранных, как у героев американских фильмов, перепоясанном в талии плаще. Она обернулась, и он обернулся тоже. Несколько дней спустя, выходя из училища, она увидела того же самого человека в плаще и шляпе… Она спросила: «Кто это?».

Ей ответили: «Исай Спектор. Директор фронтового Вахтанговского филиала. Всю войну провел в поездках по фронтам».

Стоит отметить, что работу Фронтового филиала высоко оценил легендарный маршал Советского Союза Георгий Жуков, считавший Исая Спектора своим другом.

В театр на встречу нового 1948 года нарядная Юлия Борисова пришла вместе с Евгением Симоновым. Пришел и Исай Спектор. Позже актриса рассказывала:

…Пошла, а навстречу — Исай… Взял ее за руку: «Мы сейчас отсюда уйдем… Ты еще немного посидишь или мы прямо сейчас уйдем?». Она ответила не раздумывая, без улыбки, строго, почти сурово: «Сейчас». И не оглянувшись, не сказав ни слова Симонову, пошла за Спектором».

Наутро был скандал, Евгений Симонов потребовал от актрисы объяснений. Как то желая себя оправдать, она сказала ему: «Вокруг тебя было столько женской любви, что не очень-то и верилось в твою любовь ко мне». Незадолго до конца своей жизни Симонов послал Юлии Константиновне стихи: «Не ты ли для сцены была рождена и так вдохновенно царила одна?..».

Когда Борисова и Спектор расписались, то для первой брачной ночи Спектор снял номер в гостинице. Своей отдельной квартиры у него не было. Юлия Константиновна позже вспоминала: «В театре говорили: «Идиотка, зачем ты Женьку отшила?..

Жила бы сейчас в роскошной симоновской квартире на Левшинском, с мебелью из карельской березы… А теперь вот мучайся в коммуналке!» Но я не мучилась…».

Главными в жизни Исая Спектора были Вахтанговский театр и Юля, его жена. В 1965 году он стал директором-распорядителем Театра Вахтангова. «Рано утром он уходил в театр, заезжал домой пообедать – и снова возвращался в театр, где оставался допоздна. Каждый вечер, стоя в фойе, он встречал зрителей, приходивших на спектакль».

Коллеги по театру отзывались о нем как очень умном, веселом, целенаправленном и творческий человек, «которого отличали исключительные организаторские способности, благородство, трудолюбие, высокая дисциплинированность, тонкий вкус, удивительное чувство юмора».

Исай Спектор и Юлия Борисова прожили вместе четверть века, родили и воспитали сына.

Исай Исаакович Спектор ушёл из жизни 13 апреля 1974 года. На Новодевичьем кладбище ему поставлен памятник, на котором рядом с его фамилией всего одно слово: ЛЮБЛЮ.

Оцените статью
«Великая планета» Вахтанговского театра и ее большая и единственная любовь — Юлия Бори́сова
«О душевном тепле я ничего не знаю абсолютно, зато у моих детей нет пломб». Бард Вероника Долина