«Я готов превратиться в твой тампон». Вот как любил будущий король Великобритании

Принц-там­пон

Как там бы­ло на са­мом де­ле, ис­то­рия умал­чи­ва­ет, но по­хо­же, что Ди­а­на са­ма раз­ду­ла по­жар, ко­то­рый принц Чарльз ста­ра­тель­но пы­тал­ся за­га­сить. В пер­вые го­ды бра­ка принц дей­ст­ви­тель­но ста­рал­ся стать при­мер­ным му­жем. Но не­пре­кра­ща­ю­щи­е­ся ис­те­ри­че­с­кие вы­ход­ки же­ны вновь за­ста­ви­ли его ис­кать уте­ше­ния у той, ко­то­рую он ос­та­вил во имя дол­га, но не пе­ре­ста­вал лю­бить.

В 1984-м Ди­а­на ро­ди­ла вто­ро­го сы­на — прин­ца Гар­ри. С по­да­чи прин­цес­сы в прес­се по­я­ви­лись ста­тьи, в ко­то­рых под­чер­ки­ва­лась по­тря­са­ю­щая не­чут­кость Чарль­за, ко­то­рый, уви­дев сы­на, яко­бы про­из­нес: «Ага, маль­чик. И ры­жий». По­с­ле че­го от­пра­вил­ся иг­рать в по­ло.

Чарльз, без­мер­но оби­дев­шись на эту не­спра­ве­д­ли­вость (по его сло­вам, все бы­ло не так и в по­ло он иг­рал на сле­ду­щий день), вос­поль­зо­вал­ся тем, что же­на на­хо­дит­ся в боль­ни­це, и при­гла­сил к се­бе Ка­мил­лу. Их ужин за­кон­чил­ся на су­п­ру­же­ском ло­же Ди­а­ны и Чарль­за. До­б­ро­воль­ный от­каз от ceк­са, при­ня­тый лю­бoв­ни­ка­ми во бла­го ро­ди­ны и ко­ро­ны, за­кон­чил­ся.

По­с­ле ро­ж­де­ния Гар­ри Ди­а­на и Чарльз на­ча­ли спать в от­дель­ных ком­на­тах Кен­син­г­тон­ско­го двор­ца.

Их офи­ци­аль­ные ме­ро­при­я­тия то­же раз­де­ли­лись, при­чем яв­ле­ния Ди­а­ны на­ро­ду встре­ча­ли яв­но бо­лее те­п­лый при­ем. Прес­са с ув­ле­че­ни­ем об­су­ж­да­ла на­ря­ды и ук­ра­ше­ния лю­би­мой на­ро­дом прин­цес­сы. В на­ча­ле 1986 го­да Ди­а­на вы­вез­ла свои ве­щи из по­ме­стья Хайг­ро­ув, и с тех пор гос­тей там встре­ча­ла Ка­мил­ла.

Гос­ти из из­бран­но­го кру­га не жа­ло­ва­лись — Ка­мил­ла го­ди­лась на роль хо­зяй­ки ку­да луч­ше, чем ка­приз­ная Ди­а­на, пре­зри­тель­но на­зы­вав­шая за­в­се­г­да­та­ев Хайг­ро­у­ва «мор­щи­ни­сты­ми».

За сто­лом ве­лись фи­ло­соф­ские раз­го­во­ры, ко­то­рых Ди­а­на не пе­ре­но­си­ла. Зву­ча­ла клас­си­че­с­кая му­зы­ка, ко­то­рой Ди­а­на пред­по­чи­та­ла поп-хи­ты. В са­ду ро­с­ли за­ме­ча­тель­ные ро­зы — их хо­ли­ла и ле­ле­я­ла Ка­мил­ла. Ди­а­на на­ез­жа­ла в Хайг­ро­ув лишь из­ред­ка, со­об­щая друзь­ям, что «на уик-энд едет в тюрь­му».

Ска­зо­ч­ный брак раз­ва­ли­вал­ся на гла­зах. Но ко­ро­ле­ва Ели­за­ве­та твер­до за­я­ви­ла сы­ну, что о раз­во­де не мо­жет быть и ре­чи. Принц Фи­липп, с ко­то­рым у Чарль­за ни­ко­г­да не бы­ло те­п­лых от­но­ше­ний, ре­з­ко от­чи­тал сы­на за не­уме­ние на­ла­дить от­но­ше­ния с же­ной.

Но Ди­а­на не со­би­ра­лась на­ла­жи­вать от­но­ше­ния. То ли что­бы на­со­лить Чарль­зу, то ли сле­дуя зо­ву серд­ца, прин­цес­са на­ча­ла флир­то­вать с дру­ги­ми муж­чи­на­ми. Ее ин­тим­ная те­ле­фон­ная бе­се­да с Джейм­сом Гил­би, ди­ле­ром по­дер­жан­ных ав­то­мо­би­лей, по­па­ла в ру­ки жур­на­ли­стов. При­мер­но то­г­да же был пе­ре­хва­чен раз­го­вор Ка­мил­лы и Чарль­за.

На­пе­ча­тан­ные в га­зе­тах от­кро­ве­ния прин­ца и прин­цес­сы вы­зва­ли на­сто­я­щий шок. Ди­а­на лю­без­ни­ча­ла со сво­им дру­гом на­столь­ко бес­стыд­но, что га­зе­те Sun да­же при­шлось опу­с­тить не­ко­то­рые фраг­мен­ты.

Принц же стал по­сме­ши­щем для все­го ми­ра — не­ж­но вор­куя с лю­бов­ни­цей, он со­об­щил ей, что хо­тел бы во­об­ще не вы­ле­зать из ее тру­сов, для че­го го­тов пре­вра­тить­ся в там­пон. По­с­ле то­го как эти не­ж­но­сти пе­ре­пе­ча­та­ли не­сколь­ко де­сят­ков ми­ро­вых га­зет, италь­ян­цы ста­ли на­зы­вать Чарль­за «принц Там­пач­чи­но», а аме­ри­кан­ские и бри­тан­ские де­вуш­ки име­но­ва­ли там­по­ны не ина­че как «чар­ли­ка­ми».

Но не­смо­т­ря на весь по­зор, ши­ро­кая пуб­ли­ка не мог­ла не по­ра­зить­ся си­ле чув­ст­ва Чарль­за и Ка­мил­лы — ведь к мо­мен­ту за­пи­си раз­го­во­ра они зна­ли друг дру­га уже поч­ти 20 лет.

Скан­да­лы ус­ко­ри­ли раз­вод Ди­а­ны и Чарль­за, ко­то­ро­го оба стра­ст­но же­ла­ли. Пуб­ли­ка не­ис­тов­ст­во­ва­ла, об­ви­няя Чарль­за в кра­хе за­ме­ча­тель­но­го бра­ка. В га­зе­тах на­ча­ли по­я­в­лять­ся за­го­лов­ки ти­па «Чарльз не го­дит­ся для пре­сто­ла». Ка­мил­лу оса­ж­да­ли жур­на­ли­сты, ее де­тей в шко­ле же­с­то­ко драз­ни­ли. Са­мым страш­ным ис­пы­та­ни­ем для Чарль­за бы­ла встре­ча с от­цом Ка­мил­лы.

Брюс Шэнд на­орал на прин­ца, слов­но тот был маль­чиш­кой, обес­че­с­тив­шим его юную дочь. И по­тре­бо­вал пре­рвать все свя­зи с Ка­мил­лой. То­го же са­мо­го по­тре­бо­ва­ла и ко­ман­да вер­ных лю­дей, со­б­ран­ная для ре­с­тав­ра­ции ис­пор­чен­но­го имид­жа прин­ца. Ему пре­до­с­та­ви­ли же­ст­кий вы­бор — Ка­мил­ла или ко­ро­на. Чарльз вы­брал ко­ро­ну.

Оцените статью
«Я готов превратиться в твой тампон». Вот как любил будущий король Великобритании
Леонид Дербенёв: почему автор песен не общался с Пугачёвой, Ободзинским и Добрыниным