«Я любую мог уговорить. Мне только Ирка Муравьева отказала!»: Константин Райкин — искусный Дон Жуан

— Я знаю, что я — не высокий голубоглазый блондин, — смеётся Констанитин Райкин. — Я лысый и маленький, и могу спокойно на себя такого смотреть. Более того, в своей лысости и маленькости вижу ряд преимуществ перед голубоглазыми блондинами: я могу себе позволить то, чего ни один из них не может!

Артист говорил о своём актёрском амплуа, но его слова можно отнести и к личной жизни: Константин был неутомимым ловеласом и таким же числом побед на любовном фронте, как у него, мог похвастаться далеко не каждый высокий и голубоглазый блондин.

В молодости Костя не был лысым, а напротив, обладал роскошными чёрными кудрями. Однако, внешность его всегда была далека от эталонной. Но что внешность в сравнении с мощным обаянием актёра, умевшего ухаживать за женщинами?

Ходили слухи о его бурных романах с Натальей Варлей (ещё в Щукинском училище) и Мариной Неёловой, которую он переманил из «Моссовета» в «Современник» и играл с ней влюблённых в спектакле «Валентин и Валентина». Константин так вспоминал их отношения:

— Это сложно… Партнёрство на сцене и партнёрство в жизни — разные вещи. Марина и я — мы совершенно независимо от наших желаний тяготеем друг к другу. И всегда так было. Я ну просто умирал от нее! Она ко мне тоже хо… Нет, «хорошо относилась» — это не те слова. Мы просто жить не могли друг без друга!

Фигуристка Ирина Роднина называла Константина своим новым мужем. Влюблённые не скрывали свой роман, только этому браку не суждено было состояться.

Остепенился Райкин к 27 годам. Всё-таки не просто актёр, а преподаватель! Преподавал в ГИТИСе на актёрском факультете, женская половина которого была очарована актёром, ставшим известным на всю страну после выхода на экраны «Труффальдино из Бергамо». Но Константин особо выделял одну студентку — Марию Овчинникову.

— У них случился роман. Костя стал первым парнем Маши, но потом почему-то неожиданно переключился на девушку с параллельного режиссёрского потока — Елену Курицыну, ее лучшую подругу, — рассказывала однокурсница Курицыной Марина Шиманская. — Представляете, какая трагедия случилась, когда Райкин неожиданно объявил, что женится на Лене!

— Лене было 18 лет: миниатюрная, совсем ребенок, — вспоминала актриса Лариса Кузнецова. — Впервые в практике института взяли такую молодую девочку. Остальные студенты были старше, поскольку пришли после театральных училищ.

— Никого с курса на свадьбе не было, — делился воспоминаниями актёр театра «Сатирикон» Алексей Якубов. — Все в шоке: студентка вышла за педагога! Да еще такого знаменитого.

А Лена, прямо скажем, не являлась самой красивой девочкой на курсе и всегда старалась держаться скромно. Привилегий от брака с Костей она не получила. В дипломном спектакле «Прощай, Маугли!» играла одну из зверушек в стае.

Молодые поселились в огромной пятикомнатной квартире в Благовещенском переулке, на углу улицы Горького (ныне Тверской) — Аркадий Райкин получил её в 1966 году, а сам тогда постоянно жил и работал в Ленинграде, лишь изредка приезжая в столицу. Однако, семейная жизнь в хоромах не заладилась.

— После свадьбы у Райкина закрутились романы не только в студии, но и за ее пределами, — рассказывала Марина Шиманская. — Лена часто жаловалась: «Костя пришел в два часа ночи, и мы до четырех выясняли отношения. Потом я плакала».

Пара развелась, не прожив вместе и трёх лет. Сестра Константина Екатерина Райкина говорила, что это был типичный студенческий брак: рано поженились, рано разбежались. Хотя какой же он студенческий, Елене было 19 лет, но Косте — 27! Своим родным Константин объяснил развод тем, что не сошлись характерами. Райкин упоминал в интервью, что развод с первой женой был тяжёлым.

Ещё тяжелее, по словам Райкина, ему было разводиться со второй женой. А как хорошо всё начиналось! С Алагез (Гулей) Салаховой, дочерью известного знаменитого художника Таира Салахова, они были знакомы с детства.

— Наши родители дружили, — вспоминала Алагез. — У моей бабушки — Тамары Ханум — была квартира на улице Горького (Тверской), где мы с сестрой и родились. Наш дом был потрясающий, сколько выдающихся людей приходило в гости!

И Райкины — Аркадий Исаакович с Руфь Марковной, и Рина Зеленая, и Иван Козловский. С Костей мы познакомились школьниками: мне было 14 лет, ему — 17. Но я уехала в Азербайджан, вышла замуж и родила сына. Костя тоже женился…

Их новая встреча состоялась в 1979 году. Алагез к тому моменту ушла от мужа, так как у него появилась другая, Константин тоже был свободен. Как же они были счастливы поначалу!

Невеста выходила замуж в малиновом платье, сказав, что это не первый брак, поэтому белое ни к чему. Зато Константин надел белый костюм. Алагез думала, что они проживут вместе всю жизнь…

Константин становился всё более популярным, в него, по словам Салаховой, были влюблены все актрисы в театре. Он погуливал, Алагез переживала, но терпела. Она знала, что отец актёра, Аркадий Райкин, тоже был увлекающейся натурой, но никогда не уходил из семьи. Сам Константин, по словам его друзей, хвастался перед ними:

— Я любую мог уговорить. Мне только Ирка Муравьева отказала!

— Я сама родилась в творческой семье, мне был понятен образ жизни этих людей, «поцелованных Богом», рассказывала Алагез. — Когда он флиртовал с кем-то, я просто выходила и всё. Помню такой случай. Из гостей он пошёл провожать женщину. А я одна поехала домой.

Лежала в постели и думала: если вернется через час — хорошо, если придет ночью, слава Богу, а что делать, если не вернётся до утра? Поверить в сказку, что встретил по дороге друга? Собрать его вещи и выгнать, либо самой уйти? Я предпочитала верить во всё, что он мне говорил.

А через пять лет случилось то, что случилось: Райкин влюбился в другую и объявил о разводе.

— Я ничего не могла поделать, — вздыхала Алагез. — Плакала, до конца не верила, что он может уйти. Было очень больно. После развода я долго болела. Замуж больше не выходила…

Салахова знала, к кому ушёл Райкин, но имени не называла, хотя все вокруг знали, что это была Татьяна Веденеева. Сам Константин как-то очень художественно комментировал произошедшее в отличие от Алагез:

— Со второй супругой рвал очень больно, притом что внешне обошлось без ссор и скандалов. Я предупредил, что могу уйти, ничего не изменилось, и тогда я ушёл. И больше никогда не возвращался, хотя очень любил жену.

Тогда я понял, что людей связывают нити разной длины. Перерезал самые короткие, посчитал, что больше ничего не держит, и стал удаляться. А тут нитка, что подлиннее, натянулась и сделала больно. Её обрубил, успокоился, а уже следующая нить в звенящую струну превратилась… — вспоминал Райкин.

С Веденеевой ничего путного не вышло, и началась череда новых романов. Третий брак оказался счастливым. Избранницей Райкина стала актриса Елена Бутенко. Незадолго до встречи со своей будущей женой Райкин был на гастролях в Донецке, и местная цыганка ему нагадала: «Скоро ты женишься на украинской девушке». И это предсказание в точности сбылось.

В 1988 году у них родилась дочь Полина. Полина тоже стала актрисой. И Елена, и Полина служат в театре «Сатирикон», являющимся детищем Константина Райкина.

Сестра Константина  актриса Екатерина Райкина — рассказывала, что любвеобильностью тот пошел в знаменитого отца:

— У родителей был замечательный брак, но бабы буквально липли к отцу. Особенно если он уезжал на гастроли без мамы. Романы, конечно, у Аркадия Исааковича случались, но мама его обожала и не представляла своей жизни без него. Мудрая женщина, она, например, простила отцу отношения с актрисой Театра Вахтангова Антониной Гунченко.

Причём эта история продолжалась и тогда, когда мама носила под сердцем Костика. Любовница отца была очень красивой в жизни, но талантами не блистала.

Злющая такая, с противным голосом, ставила перед собой единственную задачу — схватить папу. Мама очень страдала, ей же всё доносили. Не думаю, что папа Антонину любил. Тут во главе угла стояла постель.

Оцените статью
«Я любую мог уговорить. Мне только Ирка Муравьева отказала!»: Константин Райкин — искусный Дон Жуан
К чему приводит женская мудрость