Женитьба купеческого сына на простолюдинке. О первом браке Нестерова

«Такое близкое, милое что-то было в ней. Лицо цветущее, румяное, загорелое, глаза небольшие, карие, не то насмешливые, не то шаловливые, нос небольшой, губы полные, но около них складка какая-то скорбная даже тогда, когда лицо очень оживлено улыбкой особенно наивной, доверчиво-простодушной…» — вспоминал художник Михаил Нестеров про свою первую любовь — Марию Мартыновскую.

Как все начиналось

В 1883 году Нестерову шел двадцать второй год. Он приехал в Уфу проведать своих родных, но те встретили его прохладно.

Интеллигентная купеческая семья Нестеровых не понимала своего сына. Они ждали от него медалей и наград, хоть какого-то признания успеха, но нет. Михаил выглядел, как беспокойный неудачник, мечущийся из одного учебного заведения в другое.

Как-то молодой человек прогуливался в городском парке и заметил там двух подруг. Одна из девушек привлекла его внимание, и он целый час бродил за подругами, пока не потерял их след.

Вторая встреча с понравившейся девушкой была тоже случайной. Он ехал на лошади и вдруг заметил знакомую фигурку. Очарованный Михаил ехал вслед за барышней, пока она не начала подозревать преследование.

Незнакомка оказалась москвичкой, Марией Ивановной Мартыновской. Она приехала в Уфу, чтобы погостить у брата. Девушка была ровесницей Михаила (они оба родились в 1862 году).

Начались первые свидания, встречи на природе, все больше привязавшие молодых людей друг к другу. Нестеров чувствовал, что это она — самая настоящая любовь.

Имя простое, но такое милое… Необычайно добрая – все и всем раздаст, узнал про нее почти легенды. Все слышанное мне больше и больше нравилось. Тут где-то близко было и до «идеала», а о нем я, видимо, начал после Москвы и Питера задумываться

Они часто катались на лодке по реке Белой. Во время одной из прогулок Мария спасла жизнь начавшего тонуть Михаила. Это спасение еще больше связало их вместе, дало им почувствовать, что они две части одного целого.

Вот только родные Михаила были не в восторге от Марии. Когда Михаил объявил им, что собирается жениться на ней, они дали ему понять, что считают ее простолюдинкой, которая не чета купеческому сыну. Влюбленный Нестеров был сокрушен. Он уезжал из Уфы с тяжестью в груди.

Вскоре, холодно простившись с родителями… я уехал на пароходе. Был ветреный холодный день, на пристань меня пришла проводить лишь моя невеста, не были мы радостны в тот день. Впереди была тяжелая неизвестность.

Их следующая встреча была через год снова в Уфе. Счастье пары омрачалось противостоянием родителей Нестерова.

Чем все завершилось

Все изменилось в 1885 году. Весной этого года Училище живописи признало художника зрелым для самостоятельной работы. Пять его эскизов на тему истории были признаны самыми лучшими. От свалившихся на него переживаний Нестеров заболел. К больному жениху приехала Мария и выходила его.

После болезни Михаил окончательно понял, что самый его родной человек — это Мария и ему нет смысла ждать благословения родителей.

18 августа 1885 года молодые люди обвенчались. Нестеров вспоминал:

Невеста моя, несмотря на скромность своего наряда, была прекрасна. В ней было столько счастья, так она была красива, что у меня и сейчас нет слов для сравнения. Очаровательней, чем была она в этот день, я не знаю до сих пор лица. Цветущая, сияющая внутренним сиянием, стройная, высокая.

Начавшаяся семейная жизнь была наполнена житейскими трудностями. От помощи родителей молодые отказались и поселились в меблированных комнатах. Но их ничто не пугало, они были счастливы и наслаждались каждым мигом, еще не подозревая как мало им осталось провести вместе…

В конце мая 1886 года у Нестеровых родилась девочка, которую назвали Ольга. Художник говорил: «Этот день и был самым счастливым днем в моей жизни».

Но, увы, роды были слишком тяжелыми и стали фатальными для Марии. Все произошло 29 мая.

В деревянном домике прощалась с жизнью, со мной, со своей Олечкой моя Маша. Я был тут же и видел, как минута за минутой приближалась смерть. Вот жизнь осталась только в глазах, в той светлой точке, которая постепенно заходила за нижнее веко, как солнце за горизонт…

Еще минута, и все кончилось. Я остался с моей Олечкой, а Маши уже не было, не было и недавнего счастья, такого огромного, невероятного счастья. Красавица Маша осталась красавицей, но жизнь ушла

Нестеров похоронил Марию в Даниловом монастыре. Он очень тяжело переживал смерть супруги.

Ее образ долго не оставлял его, и тогда он решил увековечить память о любимой женщине, написав картину «Христова невеста». Молодая женщина на ней с лицом его Маши.

После смерти жены, в жизни Нестерова произошел перелом. Он называл свое состояние духовным перерождением…

Но жизнь продолжалась. Он влюблялся, женился, но до конца дней вспоминал рано потерянную любовь.

Временами мне казалось, что я не один, что со мной где-то тут близко и покойная Маша, что душа ее не разлучалась со мной.

Оцените статью
Женитьба купеческого сына на простолюдинке. О первом браке Нестерова
Как разрушилась карьера Екатерины Семёновой, почему она обвиняет в этом Аллу Пугачёву