«Женщина с се­бя се­рёж­ки сня­ла и го­во­рит: «Возь­ми­те в по­да­рок! Я не знаю, что вам ещё по­да­рить». Актриса Ирина Пегова

Cпе­ци­аль­но для «Ли­лит» 

Уже к 30 го­дам она по­лу­чила мно­же­ст­во пре­сти­ж­ных на­град: пре­мию «Зо­ло­той орел» и приз ки­но­фе­с­ти­ва­ля «Ок­но в Ев­ро­пу» за роль в филь­ме «Про­гул­ка», пре­мию «Зо­ло­тая ма­с­ка» за роль Со­ни в спе­к­та­к­ле «Та­ба­кер­ки» «Дя­дя Ва­ня», «Хру­сталь­ную Ту­ран­дот» за роль Мо­с­к­вы Че­ст­но­вой в спе­к­та­к­ле «Рас­сказ о сча­ст­ли­вой Мо­с­к­ве».

Ири­на, уже в при­вы­ч­ку вхо­дит по­лу­чать пре­сти­ж­ные на­гра­ды?

Ко­не­ч­но, нет. Это в при­вы­ч­ку вой­ти не мо­жет. Я со­в­сем не ожи­да­ла, что по­лу­чу.

И как вос­при­ня­ли этот по­да­рок судь­бы?

Как ра­дость, сча­стье! Толь­ко это уже дав­но бы­ло, я да­же по­за­бы­ла. Вы на­пом­ни­ли. Мне ка­жет­ся, эту на­гра­ду я по­лу­чи­ла не­множ­ко не­за­слу­жен­но, но не мне су­дить…

По­че­му «не­мно­го не­за­слу­жен­но»?

Ну как? Я была еще мо­ло­дая ак­т­ри­са. Роль Мо­с­к­вы – еще сы­рая. Спе­к­такль сы­г­ран бу­к­валь­но не­сколь­ко раз. Я со сво­ей ко­ло­коль­ни су­жу. Не го­во­рю, что я по­лу­чи­ла на­гра­ду не­за­слу­жен­но. Про­с­то по мо­им ощу­ще­ни­ям… Я в те­а­т­ры не хо­жу, но столь­ко лю­дей в них ра­бо­та­ют и ни­че­го в сво­ей жиз­ни не по­лу­ча­ют. А тут я, мо­ло­дая ак­т­ри­са…

По­хо­же, вы еще и скром­ная. А где вы при­зы хра­ни­те?

У ма­мы до­ма, она жи­вет в Вы­ксе (го­род в Ни­же­го­род­ской об­ла­с­ти. — Ред.).

А по­че­му не у се­бя?

Ма­ме — ра­дость. А мне-то что?..

Да­вай­те по­го­во­рим о ва­ших кор­нях. Ваш род­ной го­род — Вы­кса. Вы там все вы­ксю­ка­ми бы­ли?

Нет, вы­ксун­ца­ми. Но мои род­ные: ма­ма, па­па, ба­буш­ки, де­душ­ки — ро­ди­лись в де­рев­не. Про­с­то по­том пе­ре­еха­ли в го­род.

В той са­мой де­рев­не с лю­бо­пыт­ным на­зва­ни­ем…

…Ту­пик.

А по­че­му Ту­пик?

По­то­му что там за­кан­чи­ва­ет­ся же­лез­ная до­ро­га и даль­ше ни­че­го нет. Это очень то­ч­ное на­зва­ние: ту­да из Вы­ксы очень тру­д­но до­б­рать­ся. Не­смо­т­ря на то, что Ту­пик на­хо­дит­ся от го­ро­да не так да­ле­ко — все­го в 60 ки­ло­мет­рах, эта до­ро­га за­ни­ма­ла у нас очень мно­го вре­ме­ни. Мы еха­ли с ка­ки­ми-то пе­ре­сад­ка­ми. Ужа­с­но! Но я там пол­дет­ст­ва про­ве­ла, все ка­ни­ку­лы да и ка­ж­дые вы­ход­ные. Это ме­с­то я счи­таю сво­ей ро­ди­ной.

А как к вам сей­час там от­но­сят­ся, ко­г­да, по та­мош­ним мер­кам, вы по­па­ли в не­зем­ные да­ли?

В де­рев­не вы име­е­те в ви­ду? Пре­кра­с­но! Все очень ме­ня лю­бят, все до­б­ры ко мне.

По­рой ма­лень­кие лю­ди ис­пы­ты­ва­ют за­висть к чу­жо­му боль­шо­му ус­пе­ху.

Кто ма­лень­кий че­ло­век, тот, на­вер­ное, ис­пы­ты­ва­ет. А там, в глу­бо­кой де­рев­не, все лю­ди — ши­ро­кой ду­ши. По­э­то­му, ду­маю, ни­ка­кой за­ви­с­ти нет. Про­с­то всем очень уди­ви­тель­но. Рань­ше она но­си­лась здесь в ка­ло­шах и фу­фай­ке, уби­ра­ла се­но, хо­ди­ла по яго­ды, вме­сте с на­ми пе­ла пе­с­ни. А сей­час ино­гда по те­ле­ви­зо­ру по­я­в­ля­ет­ся. Это в их гла­зах — на­сто­я­щее вол­шеб­ст­во. Те­ле­ви­зор для них — ка­кая-то дру­гая жизнь. Мы по­ни­ма­ем, что в ток-шоу очень мно­го под­дель­но­го, вра­нья. А они во все это свя­то ве­рят.

Ири­на, а в Ри­ге вы ко­г­да-ни­будь бы­ва­ли?

Да, па­ру раз с га­ст­ро­ля­ми. Ри­га – очень кра­си­вый го­род. Я – че­ло­век, ко­то­рый лю­бит гу­лять пеш­ком по кра­си­вым ме­с­там. И Ри­га – од­но из ува­жа­е­мых мной в этом смы­с­ле мест, где мо­ж­но но­га­ми по­лу­чить удо­воль­ст­вие. При пер­вой же воз­мо­ж­но­сти мы с му­жем, ко­не­ч­но, идем гу­лять. И пеш­ком, и на ве­ло­си­пе­дах — по-раз­но­му. Ино­гда про­с­то до­ез­жа­ем до цен­т­ра Мо­с­к­вы на ма­ши­не, по­то­па­ем, по­то­па­ем и на­зад. Но сей­час это очень ред­ко бы­ва­ет. Вре­ме­ни нет, к со­жа­ле­нию.

А ка­кой го­род в про­гу­ло­ч­ном смы­с­ле по­нра­вил­ся боль­ше ос­таль­ных?

Ой!.. Да все! Но, на­вер­ное, наи­бо­лее яр­кие впе­чат­ле­ния ос­та­ви­ли Рим и Нью-Йорк. В Нью-Йорк я по­па­ла в та­кой пе­ри­од, ко­г­да там бы­ло все: и дождь, и снег, и жа­ра… Это бы­ло осе­нью. Та­кие де­ко­ра­ции! Ко­г­да там гре­мел гром и свер­ка­ли мо­л­нии, это бы­ло ужа­с­но страш­но. Мо­л­нии от­ра­жа­лись в зер­каль­ных сте­к­лян­ных до­мах. Ко­г­да мы еха­ли в аэ­ро­порт, да­ле­ко-да­ле­ко был ви­ден го­род, и он весь был объ­ят мо­л­ни­я­ми. Ре­аль­но ком­пь­ю­тер­ная иг­ра! А ко­г­да в Нью-Йор­ке све­ти­ло сол­н­це, все сте­к­ла, как зер­ка­ла, на­чи­на­ли иг­рать, свер­кать. И это был дру­гой го­род. Ме­ня это очень силь­но по­ра­зи­ло. Но я боль­ше люб­лю, ко­не­ч­но, ста­рые го­ро­да: Рим, Па­риж… Кра­со­та!

Как вас то­г­да в Нью-Йорк за­не­сло?

Я там бы­ла на фе­с­ти­ва­ле с ки­но, «Про­гул­ку» во­зи­ла.

И как ми­ро­вая об­ще­ст­вен­ность при­ня­ла этот фильм?

Сло­ж­но ска­зать о ми­ро­вой об­ще­ст­вен­но­сти. Там, ко­не­ч­но, рус­ские при­хо­дят смо­т­реть. Пре­кра­с­но все ре­а­ги­ру­ют. Бы­ли та­кие тро­га­тель­ные сце­ны! Обы­ч­но «Про­гул­ка» мо­ло­дым очень нра­вит­ся, но, как ни стран­но, по­жи­лым лю­дям то­же. В Нью-Йор­ке од­на жен­щи­на лет ше­с­ти­де­ся­ти-се­ми­де­ся­ти по­до­шла ко мне: «Ой, из­ви­ни­те, я без цве­тов!» С се­бя се­реж­ки сня­ла и го­во­рит: «Возь­ми­те в по­да­рок! Я да­же не знаю, что вам еще по­да­рить». Я их взя­ла, ина­че она оби­де­лась бы. К сча­стью, в них не бы­ло ка­ких-то осо­бен­ных дра­го­цен­ных кам­ней. А в Гер­ма­нии мы еха­ли в по­ез­де, и мо­ло­дой че­ло­век, не­мец, про­с­то уз­нал ме­ня, хо­тя ни­ко­г­да в Рос­сии да­же не был. Про­с­то смо­т­рел фильм.

Это при­ят­но. Тем бо­лее что роль Оль­ги в «Про­гул­ке» — ваш де­бют в ки­но. И сра­зу по­лу­чи­лось.

Ду­маю, лю­дям с бе­ше­ной по­пу­ляр­но­стью тя­же­ло жи­вет­ся. А ко­г­да ее ма­ло и она та­ки­ми кон­фет­ка­ми по жиз­ни да­ет­ся, это при­ят­но.

Оцените статью
«Женщина с се­бя се­рёж­ки сня­ла и го­во­рит: «Возь­ми­те в по­да­рок! Я не знаю, что вам ещё по­да­рить». Актриса Ирина Пегова
Актриса Ольга Чехова: тайное венчание, уважение Хичкока и ненужный брак с миллионером