«Из Брать­ев Хри­сто­вых я не вы­нес ни­че­го, кро­ме ог­ром­но­го сты­да за всё, что там со мной де­ла­ли». Детство Пирса Броснана

На се­го­д­ня по­нят­но од­но: да­же ес­ли Джеймс Бонд кон­чит­ся — Пирс Бро­с­нан ос­та­нет­ся. Ведь как бы вир­ту­оз­но Бро­с­нан-Бонд не по­гло­щал мар­ти­ни и убий­ст­вен­ных кра­со­ток — он не име­ет ни­че­го об­ще­го с са­мим Пир­сом Бро­с­на­ном. Хо­тя и идет со сво­им ге­ро­ем по жиз­ни с са­мо­го дет­ст­ва, вре­мя от вре­ме­ни судь­бо­но­с­но встре­ча­ясь.

Встре­ча пер­вая — про­фес­сия

Бро­с­нан вы­рос без­от­цов­щи­ной: его отец Том бро­сил свою же­ну Мэй с груд­ным мла­ден­цем на ру­ках, уй­дя в не­бы­тие. В Ир­лан­дии най­ти ра­бо­ту бы­ло пра­к­ти­че­с­ки не­воз­мо­ж­но — ос­та­вив маль­чи­ка сво­им ро­ди­те­лям, Мэй от­пра­ви­лась в Ан­г­лию ис­кать ме­с­то мед­се­ст­ры. Сы­на уда­ва­лось на­ве­щать лишь два­ж­ды в год.

Од­на­ко ба­буш­ка с де­душ­кой вско­ре умер­ли, и Бро­с­нан по­пал к оди­но­кой жен­щи­не по име­ни Ай­лин — ко­то­рая жи­ла в ужа­с­ном рай­оне и мог­ла пред­ло­жить ему толь­ко кро­ват­ное ме­с­то в ком­на­те с еще тре­мя по­сто­яль­ца­ми.

Иг­рать Бро­с­нан на­чал в ран­нем дет­ст­ве, ко­г­да ше­с­ти­лет­ним по­пал в сла­вив­шу­ю­ся сво­и­ми стро­жай­ши­ми пра­ви­ла­ми ка­то­ли­че­с­кую шко­лу Брать­ев Хри­сто­вых. За ка­ж­дый про­сту­пок и «гре­хов­ные мы­с­ли» там на­ка­зы­ва­ли плеть­ми — а что­бы из­бе­жать на­ка­за­ния, при­хо­ди­лось при­тво­рять­ся пай-маль­чи­ком.

Един­ст­вен­ной ра­до­стью был школь­ный те­атр — и пусть все пье­сы бы­ли ис­к­лю­чи­тель­но ре­ли­ги­оз­но­го со­дер­жа­ния, но их пер­со­на­жа­ми бы­ли до­б­рые лю­ди. А не учи­те­ля, не­при­кры­то из­де­вав­ши­е­ся над вос­пи­тан­ни­ка­ми. Го­ра­з­до поз­же Бро­с­нан ска­жет:

«Из Брать­ев Хри­сто­вых я не вы­нес ни­че­го — кро­ме ог­ром­но­го чув­ст­ва сты­да за все, что там со мной де­ла­ли».

К сча­стью, на­сту­пил тот день, ко­г­да мать сно­ва вы­шла за­муж и за­бра­ла сы­на в се­мью. По­езд при­нес ма­лень­ко­го Пир­са в Лон­дон, где его встре­ча­ли ма­ма с от­чи­мом. На пер­ро­не они уви­де­ли 10-лет­не­го ре­бен­ка, до смер­ти за­пу­ган­но­го ти­ра­на­ми-учи­те­ля­ми, снаб­див­ши­ми его в до­ро­гу не па­ке­том с бу­тер­бро­да­ми, а ма­лень­ки­ми чет­ка­ми и пу­зырь­ком из-под ас­пи­ри­на со свя­той во­дой. От­чим взял его за ру­ку, ска­зав:

«Cе­год­ня в на­шей стра­не тра­ур — умер Ян Фле­минг. Зав­т­ра пой­дем в ки­но: ты дол­жен уви­деть Джейм­са Бон­да — по­тря­са­ю­ще­го ге­роя, ко­то­ро­го он со­з­дал».

Эти име­на ни­че­го не го­во­ри­ли ре­бен­ку, за­то про­ис­хо­дя­щее на эк­ра­не по­л­но­стью за­во­ро­жи­ло: кра­си­вые — да­же об­на­жен­ные — жен­щи­ны, пей­за­жи эк­зо­ти­че­с­ких стран, пре­кра­с­ная му­зы­ка… И бес­страш­ный муж­чи­на, вы­хо­дя­щий по­бе­ди­те­лем из лю­бой си­ту­а­ции: они смо­т­ре­ли «Гол­д­фин­гер» с ве­ли­ко­леп­ным Шо­ном Кон­не­ри.

Прес­са до сих пор не ве­рит в то, что имен­но этот фильм был во­об­ще пер­вым филь­мом, ко­то­рый уви­дел Бро­с­нан:

«Оче­вид­но, да­же гру­бо­ва­то под­та­со­ван­ный факт: ма­лень­кий маль­чик влюб­ля­ет­ся в ки­но и Джейм­са Бон­да, а че­рез 30 лет им же ста­но­вит­ся — чем не ле­ген­да!»

Сам же Пирс по­про­сту зна­ет — и Ян Фле­минг, и его ге­рой кра­с­ной ни­тью про­хо­ди­ли сквозь клю­че­вые мо­мен­ты его био­гра­фии — а роль аген­та 007 бы­ла ему уго­то­ва­на судь­бой. Так уж по­лу­чи­лось, что из не­про­с­то­го дет­ст­ва он вы­нес две за­вет­ные меч­ты на всю жизнь: стать ак­те­ром и со­з­дать соб­ст­вен­ную сча­ст­ли­вую се­мью.

Встре­ча вто­рая — лю­бовь

К мо­мен­ту, ко­г­да на од­ной из ве­че­ри­нок Бро­с­нан встре­тил­ся со сво­ей бу­ду­щей же­ной, он был уже из­ве­ст­ным те­а­т­раль­ным ак­те­ром, пе­ре­иг­рав­шим на сце­не все клас­си­че­с­кие ро­ли — от Шек­спи­ра до Тен­нес­си Уиль­ям­са. Од­ной из его са­мых дра­го­цен­ных ре­ли­к­вий до сих пор ос­та­ет­ся за­пи­с­ка, на­пи­сан­ная ему ве­ли­ким дра­ма­тур­гом:

«Бла­го­да­рю Бо­га за то, что ты есть, мой маль­чик» — в знак бла­го­дар­но­сти за пре­мье­ру «Люб­ви под вя­за­ми».

По­э­то­му Пирс до­с­та­то­ч­но уве­рен­но на­чал при­уда­рять за вы­со­кой за­го­ре­лой блон­дин­кой — ав­ст­ра­лий­ской ак­т­ри­сой Кас­сан­д­рой Хар­рис.

Пре­тен­ден­том на эту кра­са­ви­цу он был во­все не един­ст­вен­ным — она бы­ла «в то­пе». И не толь­ко в си­лу бле­стя­щей внеш­но­сти. А еще и по­то­му, что она вот-вот дол­ж­на бы­ла на­чать сни­мать­ся в ро­ли де­вуш­ки Бон­да в филь­ме «Толь­ко для ва­ших глаз» с ми­ля­гой Род­же­ром Му­ром. До­с­та­то­ч­но ве­с­кий по­вод, что­бы в од­но­ча­сье стать УЖА­С­НО зна­ме­ни­той еще до вы­хо­да филь­ма на эк­ра­ны!

Но Кас­сан­д­ра «во­ро­ти­ла нос» от не­от­ра­зи­мо­го го­лу­бо­гла­зо­го ир­ланд­ца во­все не по­то­му, что счи­та­ла се­бя кру­че. Уж боль­но по­нра­вил­ся. Так силь­но, что ей ста­ло страш­но: за пле­ча­ми уже был не­уда­ч­ный брак, да и раз­ни­ца в воз­рас­те бы­ла су­ще­ст­вен­ной — пять лет не в ее поль­зу.

Но Бро­с­нан не сда­вал­ся, да­рил цве­ты, хо­дил за лю­би­мой по пя­там, по­ил шам­пан­ским. И в один пре­кра­с­ный день он вдруг про­снул­ся на­сто­я­щим от­цом се­мей­ст­ва — он же­нил­ся на Кас­сан­д­ре и усы­но­вил двух ее де­тей. А еще че­рез не­сколь­ко лет у них ро­дил­ся об­щий сын — Шон.

Оцените статью
«Из Брать­ев Хри­сто­вых я не вы­нес ни­че­го, кро­ме ог­ром­но­го сты­да за всё, что там со мной де­ла­ли». Детство Пирса Броснана
Анна Фроловцева. Оказавшись в больнице после попыток похудеть, она встретила будущего мужа и прожила с ним 30 лет. Жизнь актрисы